On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]


АвторСообщение
администратор




Сообщение: 1463
Зарегистрирован: 18.04.08
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.03.09 22:20. Заголовок: Новая Политика - Культура города против культуры гламура


Новая Политика - Культура города против культуры гламура

Франция вернется в НАТО
Путин назначил главу Росрезерва
Немецкая народная "Лада"
Дефицит дорог в Москве – 400 км

НОВОСТИ СТАТЬИ ИНТЕРВЬЮ ТЕМЫ
СЮЖЕТЫ ПЕРСОНАЛИИ АВТОРЫ


ПОЛИТИКА В МИРЕ ЭКОНОМИКА ОБЩЕСТВО ПРОИСШЕСТВИЯ КУЛЬТУРА СПОРТ


Статьи




текст
Сергей ЧЕРНЯХОВСКИЙ


версия для печати


Ротации и сокращения


Госдума приняла в первом чтении внесенный Дмитрием Медведевым законопроект о поэтапном снижении численности политических партий и ротации "коллегиальных постоянно действующих руководящих органов политической партии и ее региональных отделений". Документ предполагает снижение минимальной численности партий с 1 января 2010 года с 50 до 45 тысяч членов, а с 1 января 2012 года – до 40 тысяч.




Когда нет ответственности


На сегодня приняты лишь 44 региональные программы, то есть чуть больше половины. Получили средства и вовсе только 10 субъектов Федерации. Причина замешательства проста. К выделяемым на эти цели центром 43,7 млрд. руб. регионы должны добавить еще порядка 18,9 млрд. Для этого им необходимо экстренно переверстать бюджеты, что в условиях резкого падения доходов крайне болезненно.




Болезнь духа


Немецкий городок Виннеден был до последних дней тихим, никому не известным местом. Ныне же он стал известен всей Германии, да и остальной Европе тоже. 11 марта там случился расстрел ни в чем не повинных людей 17-летним Тимом Кречмером. Именно в таких спокойных маленьких городках как Виннеден и происходят подобные массовые убийства. Причины здесь коренятся в современной психологии западного общества, с ее отчужденностью человека.




Антикризисная борьба с коррупцией


На днях Дмитрий Медведев утвердил своим указом рассчитанную на четыре года федеральную программу по реформированию и развитию системы государственной службы. Ее цель – не только радикально повысить эффективность работы российской бюрократии, но и провести в среде чиновников серьезную антикоррупционную профилактику. Недаром о новом этапе реформы, которая длится уже почти десять лет, президент объявил на заседании Совета по борьбе с коррупцией.




Дорожающее здоровье


Даже по официальным оценкам, цены на лекарства, как ожидается, вырастут в 2009 году на 20%. Но реальные цифры, как правило, оказываются у нас выше запланированных, будь то инфляция, спад промышленного производства и тому подобные вещи. А значит, в обстановке кризиса вполне можно ждать повышения цен на лекарства за год не на пятую часть, а на треть.




В пользу бедных


Сама необходимость частной благотворительности, хоть индивидуальной, хоть корпоративной, уже является приговором тому типу общественного устройства, которое не способно обеспечить достойную жизнь всем людям. Благотворительные акции при современной рыночной экономике выступают суррогатом, своеобразными костылями для неизлечимо травмированной людской совести.




Провокаторы неурожая


Ситуация в российском сельском хозяйстве складывается не лучшим образом. Аграрии загнаны в угол, налицо угроза продовольственного кризиса. К осени может быть собрано всего 80 млн. тонн зерна ? на четверть меньше, чем в прошлом году. Угроза рукотворного неурожая возникла из-за того, что в погоне за высокими прибылями торговцы горюче-смазочными материалами и производители удобрений резко повысили цены на свою продукцию.





Культура города против культуры гламура

Кризис заставил власть отсрочить запрет на открытую торговлю

13 марта 2009

Недавно произошло крайне редкое в современной российской политике событие: депутаты Государственной Думы проявили некое подобие здравого смысла. С тех пор, как устойчивое большинство в ней получила "Единая Россия", это стало большой редкостью. Госдума приняла решение о том, чтобы отодвинуть на пять лет требование вести рыночную торговлю исключительно в капитальных строениях.

К осознанию необходимости этого шага подтолкнул как раз кризис, когда стало ясно, что сейчас не самое удачное время для возведения долговременных строений – из-за сокращающегося объема средств, которые можно было бы инвестировать в строительство. Кроме того, в ситуации продолжающегося роста цен, инфляции и тенденции к снижению уровня материального благосостояния населения это означало бы отнять у него возможность доступа к товарам с относительно невысокими ценами – то есть нанести по его уровню жизни еще один удар.

Причем, пресловутый закон от 30 декабря 2006 года "О розничных рынках и о внесении изменений в Трудовой кодекс РФ", который устанавливал отмененные ныне сроки закрытия рынков, был принят в такой форме, что практически означал не постепенный переход от открытых рынков к капитальным по мере создания последних, а предварительное закрытие первых в лучшем случае на время их реконструкции – то есть на определенный период оставлял население близлежащих районов без привычных площадок снабжения.

То, что на самом деле эта инициатива по уничтожению мелкой торговли была чистой воды лоббированием со стороны владельцев крупных сетей, является на сегодня уже общим и очевидным утверждением.

При этом в информационном сопровождении постоянно делался акцент на то, что крытый торговый центр в фундаментальном строении – по определению лучше, чем огороженная площадь под открытым небом с множеством прилавков и ларьков.


Деятельность крупных торговых центров – это форма вымогательства и своеобразного мошенничества


Формально внешняя резонность этого утверждения заключалась в том, что в таком случае торговля будет носить более цивилизованный характер. осуществляться в "окультуренных" условиях и больше отвечать требованиям санитарной гигиены.

При этом цинично замалчивались как минимум два обстоятельства.

Первое, то, что в этом случае, как показала практика тех рынков, в частности, московских, где подобная реконструкция была проведена, цена на товары с неизбежностью возрастает до полутора раз.

Второе, то, что на деле данная инициатива является проявлением чистой воды недобросовестной конкуренции со стороны крупных торговых центров и сетей. И, между прочим, с этой точки зрения сам факт принятия подобного закона и его лоббирования должен был бы стать предметом особого расследования Федеральной антимонопольной службы.

Реально цена на открытых рынках и в торговый центрах на одни и те же товары, особенно продовольственные, разнится в полтора-два раза. Это обусловлено как минимум тремя обстоятельствами.

Во-первых, что естественно, владелец торгового центра или даже обычного магазина несет значительно большие расходы на содержание либо аренду помещения. И при этом старается компенсировать эти расходы не за счет получаемой им прибыли, а за счет закладывания цены на эти расходы в цену товаров. То есть, покупатель торгового центра или магазина платит не только за товар и затраты на его доставку – он оплачивает содержание здания, в котором осуществляет покупку.

Во-вторых, поскольку торговля осуществляется во внешне более комфортных условиях, владелец торгового центра закладывает в цену товара своего рода "оплату за комфорт", за своего рода психологическое самоощущение покупателей. А для определенной категории последних закупка в условиях торгового центра является проявлением своего рода социально-психологической ущербности – желания почувствовать, что они не из тех, кому по карману только рыночные низкие цены, желания ощутить свою значимость. Понимая эту ущербность данной категории, владельцы сетей и центров всячески стараются заставить ее работать на свою прибыль.

В третьих, владельцы таких центров подчас четко отсчитывают уровень устанавливаемых ими цен в зависимости от места торговли, точнее – его общей значимости в городе, и в не меньшей степени – от категории покупателей, проживающих в данном районе.

То есть они цинично выводят цену не из того, сколько стоит товар, его доставка и прочие расходы продавца, а из того, сколько готов заплатить житель данного микрорайона, особенно, если он может позволить себе не искать товар с более адекватной ценой, а отделаться от того же торгового центра как от попрошайки в переходе, кинув ему лишнюю купюру.

Иначе говоря, деятельность крупных торговых центров – во всяком случае, в области торговли продуктами питания и товарами текущего обихода – это всегда есть форма вымогательства и своеобразного мошенничества.


Торговый центр – это культура гламура


Пока существуют одновременно и открытые рынки с адекватными ценами и крупные центры – это может рассматриваться как отчасти приемлемое положение дел. В конце концов покупатели последних являются исключительно жертвами своих комплексов и амбиций, стремления в собственных глазах утвердить свой, как им кажется, значимый социальный статус, особенно в тех случаях, когда иным они его подтвердить не могут.

Кроме собственной психологии никто не принуждает их платить в таких местах в разы больше того, сколько данный товар стоит – им ничто не мешает приехать на рынок и купить его по нормальной цене. Но тратя лишние деньги они самоутверждаются.

Но, поскольку значительная часть населения, как выясняется, от этих комплексов свободна или просто не имеет возможности обеспечивать сверхприбыли владельцев крупных центров и магазинов, существование открытых рынков в глазах этого рода предпринимателей является кощунственным и неоправданным ущемлением их интересов. Они всегда и во все времена стремились максимально сократить альтернативные формы торговли, либо заставить их нести такие расходы, которые не позволяли бы сохранять прежний уровень цен, сравняв их со своими или сделав и еще более высокими.

В принципе у них есть и другой выход – вести бизнес относительно честно и снижать цены в соответствии хотя бы со своими реальными затратами. Но в том то и дело, что ментальность современного российского предпринимателя во многих случаях этого не допускает – ощутив вкус сверхприбыли он уже не может от нее отказаться, как людоед не может обойтись без употребления человеческого мяса. Его внутренняя установка – не оказать услугу потребителю и получить за это плату, а "развести", обмануть, сыграть на тщеславии покупателя и получить с него столько, сколько удастся выманить.

Строго говоря, этот стиль ведения бизнеса явно расходится с конституционными характеристиками РФ, как социального государства. В рамках логики социального государства право на бизнес существует не как неограниченное право частного предпринимателя на обогащение. Право на бизнес есть своего право на оказание услуг гражданину. Если человек подрядился на деятельность в сфере снабжения остальных граждан теми или иными продуктами, он принимает на себя обязанность осуществлять это снабжение в соответствии с утвердившимися стандартами и ожиданиями граждан – за что он вправе получать некое вознаграждение от данных граждан. Все остальное противоречит Конституции РФ и по идее может должно преследоваться как незаконная предпринимательская деятельность.

Но в вопросе о рынках есть и своего рода некоммерческая составляющая. Как отмечалось, существует утверждение о том, что торговый центр по определению лучше открытого рынка, ибо представляет собой более "окультуренную форму торговли". А если он "культурнее" – то и вполне оправданно, что за покупку в нем приходится платить дороже. И сетующему на неизбежное подорожание пенсионеру представитель администрации того или иного района всегда может сказать – "ну, не страшно, что подороже, зато насколько культурнее, чище, в крытом помещении"...

Данный тезис сам по себе неверен.


Открытый рынок – часть традиционной городской культуры


Во-первых, потому, что не покупатель должен платить за культуру обслуживания. Культура обслуживания – это то, что входит в ассортимент. Если нет – покупатель не может быть лишен права платить за товар дешевле, но "без культуры обслуживания". С этой точки зрения, его никто не вправе лишать выбора – платить адекватную цену без весьма спорной "культуры обслуживания" торгового центра, или платить за товар вместе с ней, но в разы дороже.

А, если городская администрация или представители государственной власти считают, что торговля без "культуры обслуживания" недопустима в принципе, то они сами должны платить за нее. То есть построить за свои средства готовые фундаментальные здания для рынков – но, во-первых, построить их до того, как будет закрыт тот или иной конкретный рынок, а во-вторых, обеспечить, чтобы цена в новых помещениях оставалась такой же, какой она была и без них. Если не могут – пусть оставят старые рынки для тех, кого они устраивают.

Последний же момент заключается в том, что вообще не из чего не вытекает, что торговый центр, в принципе, лучше обычного рынка.

Строго говоря, традиционный рынок – с его отрыто лежащими не за витринами, а в непосредственной доступности для покупателя товарами, с его общей открытостью, с его возможностью не получить прямо со льда заманчиво выглядящую рыбу, которая в тепле окажется протухшей, а увидеть, понюхать и взять ее в руки в ее естественном виде, с его возможностью получить кусок мяса не притянутый полиэтиленом к картонному толку, а в его натуральном виде, с возможностью торговаться, с возможностью купить в разы дешевле товар, который утратил внешне нарядный вид, но на деле лишь повысил свои вкусовые качества – все это есть на самом деле часть традиционной городской культуры. Вместе с естественными запахами натуральных продуктов.

В этом отношении традиционный рынок – место некоего развлечения, некой увеселительной прогулки, наполненной своими впечатлениями. Нечто аналогичное посещению зоопарка, ярмарки, просто выезду на природу.

Кому-то это не нравится. Кто-то хочет увидеть мясо, завернутое в целлофан и полиэтилен, и готов упасть в обморок от его натурального парного запаха. Но ведь его никто и не заставляет ходить на рынок – никто же не закрывает все эти бравурно надутые Мега-центры, Рамсторы и прочие места религиозно потребительского паломничества обладателей иномарок среднего класса.


Сейчас не самое удачное время для возведения долговременных строений


Кому-то нравится душевая кабина и хлорированная вода. Кому-то – русская баня. Кому-то нравится вид целлофана, кому-то – запах и вкус парного мяса. Кто-то хочет платить за красоту упаковки и место покупки – кто-то за качество продукта. Кому-то приятно задыхаясь от жары под расстегнутой шубой в меховых сапогах толкаться в духоте торгового центра – кто-то хочет совместить покупку на рынке с прогулкой на свежем воздухе.

У них должен быть выбор – платить меньше на открытой площади или больше в духоте.

Но в любом случае – рынок есть часть городской культуры. Может быть – специфическая субкультура.

Торговый центр – есть культура гламура. Культура кажимости. Культура внешнего искусственного лоска. Культура глянцевого журнала. Есть же сегодня множество людей, которые больше не читают книги – они листают глянцевые журналы.

И не случайно в борьбе за благоустройство города власти Москвы почти полностью уничтожили все старые букинистические магазины. Зачем нужны старые книги? Ведь есть глумурные журналы. Зачем нужны открытые рынки? Ведь есть крупные торговые центры.

Уничтожение традиционных рынков – есть уничтожение этой субкультуры – но вместе с ней и своеобразной культуры самого города. И замена его выхолощенной, гламурной и безвкусной (в обоих смыслах) атмосферой "торговой фабрики", одновременно сегодня являющейся и фабрикой циничного вымогательства.


Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить
Новых ответов нет


Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 7
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет