On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]


АвторСообщение
Раскольников





Сообщение: 21
Настроение: революционное
Зарегистрирован: 19.04.08
Откуда: СССР, 40
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.05.08 13:05. Заголовок: Политические заключённые (продолжение)


Создал эту тему для тех участников форума, которых интересует судьба этих людей!
На нашем форуме практически во всех ветках размещаются письма политзаключённых. Чтобы на форуме был порядок, и содержание веток соответсвовало заявленной тематике, все сообщения о наших товарищах в неволе будут перемещены сюда...
В данной теме предлагается размещать письма полит.заключенных товарищей, организовывать им материальную помощь и прочее...


Мы разжигаем пожар мировой
Банки и тюрьмы сравняем с землёй
Спасибо: 0 
Профиль
Ответов - 53 , стр: 1 2 3 4 All [только новые]


cccp
администратор




Сообщение: 706
Зарегистрирован: 18.04.08
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.08.08 22:46. Заголовок: Title: РЕВОЛЮЦИЯ НЕ ..


Title: РЕВОЛЮЦИЯ НЕ ОТМЕНЯЕТСЯ ( Игорь Губкин, его борьба и судьба )
No: 42(255) Газета "Завтра"
Date: 20-10-98


В ВОССТАНИИ В ОКТЯБРЕ 93-го наиболее заметны были патриоты-националисты. Они были вооружены автоматическим оружием, они вступили в бой за мэрию и они понесли потери. С тех пор нацпатриоты с каждым годом прибавляют в своем росте, не стесняясь использовать социальное недовольство для прихода к власти, а коммунисты по-прежнему везде и всюду проявляют нерешительность. Но все же среди “красных” нашлись молодые люди, энергичные и предприимчивые, которым надоело жить в “дерьме капитализма” и они поменяли свою судьбу “рискующего” предпринимателя на судьбу “рискующего” революционера.
Летом 1997г. журнал “Люди” публикует якобы подлинный документ Службы безопасности президента (СБП) с подробным изложением плана операции по тайному перезахоронению В.И.Ленина. Телевидение тут же подхватывает эту тему, заявляя, что вопрос с перезахоронением — дело нескольких дней. В буржуазной прессе появляются сообщения о том, что принят к исполнению план, ранее предложенный продюсером С.Наминым, согласно которому на Ленине будут зарабатывать деньги, отправив его в длительное “турне” по России, затем по Европе и Америке с платным показом публике. После этого — перезахоронение Ленина одновременно с “костями императорской семьи”, в результате чего в обществе якобы должно наступить... всеобщее примирение. Ранее высказывались предложения использовать “освобожденный” Мавзолей для организации в нем ночного варьете и даже... общественного туалета.
Ясно то, что озвучивание подобных планов на определенном этапе является провокацией, осуществляемой с целью прощупывания общественной реакции, но в любой подходящей для режима момент подобные планы могут попытаться реализовать.
Между тем, лидеры КПРФ и РКРП продолжали проявлять поразительную пассивность. Есть ли в нынешней России такие люди, а тем более такие организации, которые могут адекватно отреагировать на провокацию? Ответ на этот вопрос неожиданно прозвучал 1 апреля 1997 года.
В тот самый день депутат Г.Старовойтова призвала Госдуму санкционировать вынос Ленина из Мавзолея. И тогда же стало известно, что в подмосковном селе Тайнинское взорван памятник Николаю II. В этот же день депутат Госдумы от РКРП В.Григорьев получает факс, в котором сообщается, что ответственность за эту акцию берет на себя ранее никому неизвестная организация — Рабоче-Крестьянская Красная Армия (РККА), и делается предупреждение о негативных последствиях для всех инициаторов антиленинской истерии.
24 июня 1997 г. объединенный выпуск газет “Молодой коммунист” (редактор И.Губкин) и “Бумбараш” (редактор П.Былевский) сообщает, что 9 мая в Ленинграде учреждены Революционный военный Совет РСФСР (РВС), а также РККА и НКВД. Цель этих организаций — восстановление власти Советов и Советского Союза в границах 1991 года.
7 июля 1997 г. информагентства получили факс с сообщением, что минувшая ночь должна была стать последней для церетелиевского памятника Петру. Уродливого колосса (который, по первоначальному замыслу З.Церетели, должен был осчастливить Америку, изображая Христофора Колумба) поневоле спасли пьяницы и влюбленные парочки, нашедшие ночное пристанище у основания монумента. Реввоенсовет, подписавший факс, заявил, что считает памятник “условно уничтоженным” и требует оставить в покое тело Ленина. В противном случае, еще раз предупреждал РВС, последующие акции будут направлены не на памятники царям, а на организаторов антиленинской истерии. Специалисты, прибывшие к памятнику, убедились, что РВС не шутит. Монумент был профессионально заминирован, оставалось “нажать на кнопку” — и громада перекрыла бы русло Москва-реки.
Эта акция ясно показала, что защита памяти Ленина наконец-то приобрела действительно серьезный характер и РВС шутить не намерен. Даже многие монархисты, конечно, не разделяющие отношения коммунистов к Ленину, но способные представить себе гнев и решительность людей, святыни которых подвергаются оскорблению, с пониманием отнеслись к действиям РВС. “К этому привел Ельцин, который специально, чтобы стравить русских людей, привязывал друг к другу похороны неизвестно каких костей с перезахоронением Ленина. Если бы были памятники “демократам”, тому же Сахарову или Волкогонову, то коммунисты, конечно, взрывали бы их”, — говорили они.
Ночью 19 июля 1997 года гремит взрыв закладной плиты к предполагаемому памятнику семье Романовых на Ваганьковском кладбище. На стене вблизи плиты остается надпись: “Зарплату — рабочим!” ФСБ сразу же проводит серию обысков и арестов. Член РКСМ(б) 18-летний рабочий Андрей Соколов взял на себя ответственность за эту акцию, заявив, что действовал исключительно по собственной инициативе и в знак протеста против возни с “царскими костями” в то время, когда рабочим месяцами не выплачивается зарплата.
Соколову предъявляется обвинение в терроризме по ст.205 УК РФ, грозящее лишением свободы до 10 и более лет! Даже непосвященному в юридические тонкости человеку ясно, что для этого нет никаких оснований, ибо отсутствуют такие признаки, как опасность гибели людей, значительный материальный ущерб и так далее. Ясно, что столь жесткий подход вызван тем, что Соколов, начертав у плиты надпись “Зарплату — рабочим!”, не только “наступил на больной мозоль” режима, но и показал трудящимся России, что настоящее Сопротивление режиму существует, гораздо убедительнее, чем анемичная “деятельность” тысяч легальных коммунистов.
3 августа 1997 года производится арест Игоря Губкина, редактора популярных молодежных коммунистических газет “Молодой коммунист” и “Большевикъ”, подозреваемого в принадлежности к РВС. Ему предъявляют обвинение по ряду статей УК РФ: 205 (терроризм), 222 (незаконное приобретение, хранение и сбыт оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ или устройств) и 223 (незаконное изготовление оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ или устройств). Все это время идут обыски и допросы активистов коммунистического и левого движения. Одновременно РВС продолжает свои грозные предупреждения.
19 ноября в подмосковном городе Железнодорожном арестованы товарищи И.Губкина — Валерий Скляр и Сергей Максименко. По сообщениям СМИ, они задержаны “при попытке взорвать газораспределительную станцию в Люберцах”.
22 апреля 1998 г. ФСБ производит арест Владимира Белышева, старшего оперуполномоченного по особо важным делам Главного управления по организованной преступности МВД РФ, подозреваемого в принадлежности к РВС.
Как ни странно, в этой ситуации нашлись “коммунисты”, которые для того, чтобы скрыть свою несостоятельность, стали твердить о бесполезности жесткой борьбы, об опасности для партии всяких “резких движений”.
“Мы против индивидуального террора, — говорят они, — мы за восстание народных масс”. Но речь идет вовсе не о терроре, пусть это обвинение останется на совести властей. Сегодня мы становимся свидетелями революционного подъема и связанного с этим героизма, который был и будет всегда индивидуальным. Что мешает этим “коммунистам” показать личный пример и сделать героизм массовым явлением, пусть не в открытой борьбе, но хотя бы в повседневном труде во имя подготовки Революции? Тогда бы не пришлось ребятам закрывать собой амбразуры. Но нет, героев из этих людей не получается. Зато они способны кучей навалиться на группу смельчаков и топтать их “идеологически”. Признать кого-то героем в партии — это очень опасно для трусов, ведь завтра и от них потребуют того же. Гораздо легче сказать, что “это не наш метод”, чем лезть на дубинки и гнить в тюрьмах. Именно бездействие многочисленных компартий, безволие и политическая несостоятельность их лидеров вызвали к жизни появление РВС, который показал, что даже сегодня, в период реакции, настоящие коммунисты способны вести силовую борьбу с режимом.
Но вот что интересно! И ФСБ, и псевдокоммунисты замалчивают этот факт, представляя революционеров РВС как авантюристов и психически неуравновешенных людей, занимающихся только “бессмысленным террором”.
Давайте, однако, обратимся к фактам. Первый и на сегодня главный итог деятельности РВС состоит в том, что планы демофашистов сорваны — Ленин остается в Мавзолее! При этом даже наиболее реакционные СМИ, во все горло вопившие о необходимости срочного перезахоронения, пусть на время, но все-таки оставили эту тему. Уже одно это навеки впишет подвиг РВС в историю нашего революционного движения.
Ну а что с самим РВС? На сегодняшний день арестовано 7 из 300 допрошенных свидетелей (не считая приглашенных на “собеседование”), по мнению следствия, имеющих отношение к деятельности революционной организации. В их числе высокопоставленные сотрудники МВД и ФСБ. Выясняется, что география РВС обширна: Брянск, Воронеж, Калуга, Ярославль, Владивосток, Москва, Ленинград. Имеющиеся у следствия документы убедительно доказывают, что РВС вел и продолжает вести планомерную работу по подготовке госпереворота вооруженных путем. Естественно, ФСБ никак не желает признать, что не в силах разгромить РВС, и делает вид, что победа уже достигнута. Для этого ельцинские ищейки уже более года держат в Лефортове молодых коммунистов, которые “виновны” лишь в том, что сочувствовали РВС, публиковали его заявления, но никоим образом не имеют отношения к этой организации. При этом трудно сказать, кто больше ненавидит и боится лефортовских узников — ФСБ или лжекоммунисты, которые вместо того, чтобы организовать поддержку арестованных, организуют их травлю и в своей печати усердно поставляют компромат на них.
Однако, как бы ни старались ФСБ и лжекоммунисты, замолчать и оболгать подвиг пришедших в нашу жизнь революционеров не удастся. Они пришли и пришли навсегда, чтобы вывести коммунистическое движение на путь настоящей борьбы с режимом и вместе с поднимающимся рабочим классом совершить Социалистическую Революцию.
Вызывает законный оптимизм тот факт, с каким несгибаемым мужеством ведут себя в тюрьме молодые коммунисты. В ответ на изощренное давление следствия они открыто заявляют: “Мы — революционеры и мы пойдем до конца!” Не секрет, однако, и то, что не все члены революционного комсомола РКСМ(б) вынесли изнурительные допросы в ФСБ. Нашелся, по крайней мере, один “интеллигентик”, который предпочел донести на своего товарища для того, чтобы власти оставили его (в покое) на свободе в качестве свидетеля. Но самое удивительное то, как на это прореагировала довольно значительная часть партийной и комсомольской общественности, оказавшейся под влиянием своих “розовых вождей”.
Вот два характерных типа реакции. Иные комсомольцы “мудро” рассуждают: “Знаем, что В.Т. оказывает услуги ФСБ, но исключать его из партии не надо, а то зашлют другого”. А вот “позиция” руководства Московской организации РКРП: “Антипартийные фракционеры хотят убрать В.Т. из партии, чтобы некому было выпускать нашу партийную газету”. Контрольная комиссия московского комитета РКРП долгое время “не слышала” настоятельных требований разобраться с этим В.Т. Но когда все-таки была вынуждена разобраться, то вынесла уникальный вердикт, который по сути своей звучит так: “Да, предал, но это... не предательство”.
Еще более удивительные вещи происходят вокруг Революционного комсомола — РКСМ(б) и Информационно-методического центра РКРП по рабочему движению, которые взяли под защиту молодых политзаключенных А.Соколова (19 лет), И.Губкина (34 года), В.Вахромеева-Скляра (32 года), С.Рассказова-Максименко (32 года) и других, обвиняемых по одному делу. Активистов РКСМ(б) и ИМЦ обвинили в... антипартийной деятельности, выражающейся в стремлении добиться запрета партии. Не исключено, что эту дешевенькую идейку подбросили из ФСБ, но, так или иначе, нашлись и активно распространяющие обман, и с радостью готовые обмануться. Идейку подхватили и вовсю используют, чтобы расправиться с наиболее работоспособными и преданными делу товарищами.
Подлинные коммунисты из нынешних безобидных компартий должны думать не о том, что их партию запретят, а о том, как скорее создать действительно революционную партию авангардного типа. При этом они должны понимать, что такую партию действительно попытаются разгромить, и в связи с этим коммунисты должны стремиться к тому, чтобы быть к этому полностью готовыми, для чего заблаговременно необходимо готовить подполье, профессиональных революционеров, уметь обеспечивать партию всеми необходимыми материально-техническими средствами и, наконец, понимать, что только суровый опыт настоящей революционной борьбы, а не безобидные “посиделки”, сборы подписей, бумаготворчество, ведут к победе.
Именно такой, революционный, путь избрали те, что находятся сегодня в Лефортово. Избрали сознательно и бесповоротно, о чем говорят строки письма Игоря Губкина, прорвавшиеся к нам из ельцинских застенков:
“У нас сегодня очень много болтунов, политических мошенников и импотентов. На долю РКСМ(б), на нашу долю выпадает, таким образом, обязанность идейно и организационно возродить революционный коммунизм. Это основа нового революционного движения, его зародыш, который должен пройти идейное и организационное становление. Как когда-то все начиналось с группы “Освобождение труда”... Ясно, что период романтической оппозиционности — митинговщины, прокламаций, пикетов — показал, что такими средствами ничего существенного в общественном устройстве не изменишь. Более того, буржуи тщательно культивируют идейку “плавного” перерастания капитализма в социализм через “выборы”.
Нынешние коммунисты утонули в своем пацифизме, законопослушности и страхе за остатки своей благоустроенной жизни.
Могильщики капитализма — это те, кому сейчас от десяти до тридцати лет. Они осуществят подготовительную работу для нового этапа, они будут вести осаду. В лучшем случае, они же пойдут на штурм. В худшем — те, кто родился в год восьмидесятилетия Октября. Именно для них необходима систематическая учеба революционному коммунизму.
Да, такие грозовые времена, как сегодня, даруются не каждому поколению. Нам будут завидовать миллионы мальчишек и девчонок через двадцать, тридцать, пятьдесят лет! В наших руках история. И если знаешь, что делать, куда идти — то иди, действуй. Пусть другой сделает больше, коли сумеет. Начинать приходится с нуля. Но надо начинать, а не действовать с конца. Штурмовать капитализм, а не пугать его шествиями пожилых людей. Надо избавляться от иллюзий в отношении тех, кто ублажает себя и обманывает других, щеголяя званием коммуниста. Надо вновь выстраивать систему доказательств, выводить схему действий.
Когда-то В. Маяковский писал: “Я знаю, город будет, я знаю, саду цвесть, когда такие люди в стране Советской есть!” И сегодня, читая письма Игоря Губкина из тюрьмы, понимаешь, что если у нас наконец-то появились настоящие мужественные революционеры, если в бой идет молодежь, это значит, что Революция приближается, Революция будет, Революция победит!

Олег ФЕДЮКОВ



Спасибо: 0 
Профиль
cccp
администратор




Сообщение: 709
Зарегистрирован: 18.04.08
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.08.08 23:56. Заголовок: Информационно-аналит..


Информационно-аналитический бюллетень "Рабочее действие" - 17 ноября 2003 г.

Дмитро Крапивенко, для "Української Правди"
Розповідь про 11 підсудних

На лаві підсудних їх дев’ятеро – заарештованих у справі "Яковенко та інші" за підозрою у тероризмі. Хоча у справі підозрюваних більше – одинадцять. Ніну Польську звільнили під підписку про невиїзд. Сергій Бердюгін помер 1 листопада, прикутий до лікарняного ліжка наручниками, під наглядом "беркутівського" конвою.

10 листопада - чергове судове засідання. За вікнами – традиційний пікет лівих і з вимогами "Руки геть від політв’язнів!". У судовій залі – суперечка між суддею, прокурором, адвокатами та підсудними.

Останні вкотре намагаються довести, що зазнали тортур і знущань у СІЗО. Двоє підсудних на знак протесту оголошують сухе голодування. Суддя ж прагне будь-що розпочати слухання: треба ж бо розглянути 46 томів справи, 60 епізодів за двадцятьма статтями Кримінального кодексу – від замахів на державну владу до побутових убивств!

Довести, що комсомольці – соціально небезпечні елементи, вороги конституційного ладу, терористи й убивці, здатні застрелити продавщицю за пляшку горілки.

Сім кіл миколаївського СІЗО

Грудень 2002-го видався щедрим на морози та суворі політичні процесі. Київські правоохоронці затягували останні нитки у справі 9 березня – вирок був вже написаний, і суддя Волик готувався зачитати його унсовцям.

В Одесі і Миколаєві все тільки починалося: перші арешти, обшуки, допити. СБУ полювала на "терористичне угруповання", членами якого виявилися семеро одеських комсомольців та четверо російських лівих активістів.

13 грудня у Миколаєві спецзагін "Альфа" штурмом взяв квартиру, в якій перебували комсомольці і кілька лівих активістів із Росії. Частину "боївки" заарештували в Одесі без пострілів та вибухів: 19 грудня увечері наручники наділи на студента Богдана Зінченка, котрий вертався з тренування у спортклубі. В той же день не повернувся з роботи й Олександр Герасимов – його під конвоєм вивезли до Миколаєва.

Наприкінці грудня прес-служба СБУ поширила повідомлення про затриману "групу осіб, причетних до скоєння тяжких злочинів, в яких були вилучені саморобні вибухові пристрої, гаранти, вогнепальна зброя..., які вони планували використовувати для здійснення низки терористичних актів".

Добра половина "терористів" – молоді люди віком близько двадцяти років, тому перший, хто забив на спалах, стали їхні батьки: "Куди зникли наші діти?" Офіційні повідомлення про місцезнаходження приходили з Миколаєва із запізненням на кілька тижнів.

Потім - товариші з ЛКСМУ: "Припиніть репресії проти комсомолу!" У квартирах активістів лівих молодіжних організацій тривали обшуки. В січні 2003 заворушилася Верховна Рада: "Комсомольців катують. "Терористична справа" - провокація проти опозиції," – виголосили з трибуни депутати-комуністи, з подібною заявою виступила і Юлія Тимошенко. Влада мовчала.

Мовчала і СБУ. Стогін було чути лише за ґратами Миколаївського СІЗО. Адвокати, які в той час вели справу, фіксували факти фізичного тиску на комсомольців.

Сімнадцятирічну Ніну Польську (юну одеситку звинувачують в участі в терористичному угрупованні і поплічництво в пограбуванні магазину), за її власними свідченнями, мордували відразу кілька працівників Ленінського РВВС Миколаєва, погрожували зґвалтувати у неприродній спосіб.

"В Миколаївському СІЗО комсомольців били і катували, - розповідає Надія Бондаренко, редактор тираспольської газети "Людина і її права", правозахисниця, яка з грудня 2002-го стежить за подіями довкола "терористичної справи, - Росіянину Данилову переламали сім ребер".

"Передати передачу ув’язненим було неможливо. Їм втлумачували: ніхто вас не захищатиме, про вас просто забули, співпраця зі слідством – єдиний вихід. Олег Алєксєєв, не витримавши знущань над своєю коханою – Ніною Польською - спробував покінчити життя самогубством. Не дивно, що під тортурами дехто з комсомольців почав давати свідчення, від яких вони зараз, в ході судових засідань, починають відмовлятися".

Про тортури у Миколаївському СІЗО говорили з трибуни Верховної Ради й депутати від КПУ. СБУ відреагувала мовчки, але ефективно: комсомольців етапували з миколаївської тюрми до одеської, умови перебування в якій значно пом’якшили: заарештованих перестали бити, а родичам "подарували" право на передачі.

Кут атаки

СБУ інкримінує комсомольцям пограбування ювелірних магазинів (ст.187 - розбій), ломбарду, вбивство продавщиці (ст.115 – умисне вбивство), замах на життя правоохоронця (ст.348), незаконне поводження з боєприпасами і вибуховими пристроями (ст.263).

Словом, повний набір для кримінальної "бригади". Є у цій справі і кілька екзотичних статей:

ст.258 ч.4 – "Створення терористичної групи чи терористичної організації, керівництво такою групою чи організацією або участь у ній, а так само матеріальне, організаційне чи інше сприяння створенню або діяльності терористичної групи чи терористичної організації",

ст.109 – "Дії, спрямовані на насильницьку зміну чи повалення конституційного ладу або на захоплення державної влади".

Годі сподіватися, що з таким "букетом" статей суд призначить покарання на не менше як десять років позбавлення волі.

Логіка обвинувачення проста. Колишній моряк далекого плавання, а нині секретар Одеського міському ЛКСМУ, тридцятичотирьохрічний Андрій Яковенко сколотив із юнаків терористичну групу, яка коїла напади на магазини з метою "експропріації" матеріальних цінностей.

У змові з російськими ліворадикалами Яковенко, мовляв, реалізовував награбоване, купував зброю і видавав газету "Рада робітничих депутатів", в якій і закликав до партизанської війни проти існуючого ладу. І гуляв цей розбійник із своїми поплічниками південними регіонами України два роки, аж поки не втрапив до рук СБУ.

"Дивує той факт, що правоохоронні органи начебто два роки поспіль спостерігали за діяльністю злочинного угруповання, а лише потім заарештували його членів," – говорить народний депутат від КПУ Володимир Аніщук.

І справді, про скоєння злочинів дворічної давнини йдеться не у протоколах зізнання, а ще у постанові від 25 грудня минулого року про притягнення комсомольців до кримінальної відповідальності. Звідси виникає сумнів, що не все гаразд в СБУшних звинуваченнях.

Звернімо увагу на дату й місце затримання комсомольців: грудень, Одеса. Правоохоронцям час закривати річний звіт про розкриття злочинів. І де? В Одесі-мамі, що завжди мала славу кримінального міста. Чому б не додати до справи комсомольців кілька "висячих" справ?

Наприклад, напад на гастроном на вулиці Балківській, в ході якого було вбито продавщицю, викрадено 80 гривень та кілька пляшок горілки. Який сенс від такої експропріації терористам, що мають на меті повалення конституційного ладу та державної влади? Навіщо їм убивати продавщицю – представницю поневоленого класу, за права якого і змагаються ліві усього світу?

Знову звернімо увагу на дату: грудень 2002-го. У Києві закінчується процес над унсовцями. Процес видовищний, але не геть який переконливий: із заарештованих у справі 9 березня не вдалося зробити особливо небезпечних злочинців, і в арсеналі звинувачення залишилася одна-єдина стаття – масові заворушення. Хоча, як розповідали засуджені унсовці, невдовзі після арешту їх лякали фальшивими зйомками трупів міліціонерів на Банковій: це, мовляв, ваша робота – визнайте, що вас на це підбив Мороз.

Можливо, те, що не спрацювало у Києві, мало шанс в Одесі? Громадська думка нарешті отримує розбірливий портрет внутрішнього ворога: ось вони, комсомольці, опозиційна молодь - терористи й грабіжники! Чим "комсомольська" справа – не важіль впливу на КПУ?

Поки все тишком-нишком, слідство, перші безрезультатні судові засідання. Але перед президентськими виборами можна й активізувати процес. Балотується Симоненко у президенти, а тут по телевізору демонструють новини з Одеси: нарешті засуджено терористичне угруповання. Його члени – комсомольці, ось яку зміну готує собі Петро Миколайович!

Пригадаймо осінь 1999-го. Кучма і Симоненко у другому турі: придворні ЗМІ один за одним випускають матеріали про злодіяння комуністичного режиму – виборця лякають націоналізацією, і він іде голосувати "за кого треба".

Яковенко та його товариші – не маргінальне лівацьке угруповання сектантського типу. Вони – члени ЛКСМУ, а відтак дотичні до Компартії і опозиції в цілому. Вони – активні учасники акції "Повстань, Україно!".

З цього приводу у матеріалах слідства є вельми неоднозначні міркування. Із постанови про притягнення до кримінальної відповідальності росіянина Плево (його разом з одеситом Яковенком слідство визначає як лідерів угруповання): "Плево А.І. разом із Смирновим І.Е. та Яковенком А.О, як керівник терористичного угруповання задля виконання його цілей брав активну участь в акціях протесту проти існуючого конституційного ладу в Україні, разом із зазначеними особами та іншими учасниками акції перекривав рух транспорту на вулиці Інститутській, розповсюджуючи між учасниками акції газету "Рада робітничих депутатів". Окрім того... купував необхідні елементи для саморобних пристроїв, які планував використовувати в разі, якщо проллється кров демонстрантів у ході проведення акції протесту у Києві".

Чергова спроба сконструювати образ "бойовика опозиції" після невдачі залякати громадськість унсовцями. Цього разу образ зроблено більш майстерно: терористами керує росіянин Плево – от вам і рука Москви, панове опозиціонери!

Аби показати опозиційну молодь як покидьків, на комсомольців достатньо "повісити" суто кримінальні статті. Але головним пунктом обвинувачення є тероризм і злочини проти державної влади. Спецслужби усього світу полюють на терористів, а СБУ чим гірша?

"Службісти", заарештувавши групу Яковенка, одночасно втерли носа своїм вічним конкурентам з МВС: от вам і розкриття кримінальних справ, і боротьба з тероризмом! Та й Штатам, і Росії є що продемонструвати: Україна не така вже й сільська околиця, в нас є свої терористи, і ми з ними нещадно боремося. Така собі данина моді.

Лінія оборони

У своїй крамольній "Раді робітничих депутатів" Яковенко та його однодумці висловлювали невдоволення політикою КПУ та інших великих лівих партій. Молодь завжди вимагає революції тут і негайно! "Вибори минули, комуністи у парламенті – та що з того?", - міркували хлопці, - "У комсомолі нудно: слова, слова, слова. Права трудящих насправді ніхто не захищає. Треба діяти самостійно. Вибороти хоча б в окремо взятій Причорнорській республіці (на теренах південних областей Україні) справжню радянську владу".

Рутина і бюрократія в ЛКСМУ провокує молодих людей відходити на більш радикальні позиції. Російські ліваки стають ближчими за місцевих партійних функціонерів. Вони ж бо сміливі, в разі чого і до зброї візьмуться! Як це зробив 35-річний Данилов, в минулому учасник Придністровського конфлікту, коли його разом з одеськими комсомольцями арештовували у Миколаєві бійці "Альфи".

Так у справі "Яковенко та інші" з’явилася стаття 348 – замах на життя правоохоронця. Вони ж, російські товариші одеських комсомольців, як стверджує нині слідство, вчинили зухвалий вибух біля будинку СБУ у жовтні 2002 року.

Звернімо увагу на час цього вибуху: 20-45 – "дитячий" час. Звернімо увагу, що відповідальність за напад "на репресивний орган буржуазного режиму" взяла на себе міфічна "Армія народних месників" – ну просто "у кращих терористичних традиціях".

В лівих колах циркулюють слухи, що комсомольці потай розповідали про свої романтично-героїчні пригоди біля будівлі СБУ, "експропріації" (чи не стала така довірливість з часом у пригоді СБУ?)

Спробу повалення конституційного ладу дехто з підсудних визнає й зараз: на першому судовому засіданні росіянин Плево визнав, що повалення державної влади за умов геноциду українського народу – річ дозволена, і навіть запропонував запросити як свідка геноциду Юлію Тимошенко.

Свідчення про наміри насильницького повалення влади знайдемо й у "Раді робітничих депутатів": "Сьогодні на теренах України вже діють перші осередки бойової організації революціонерів, мета якої – організація повалення озброєним народом режиму тиранії та пригнічення. Захопити владу на всій території України у трудового народу не вистачить сил".

"Тому найближча стратегічна мета більшовиків-революціонерів в Україні - відокремлення від буржуазного центру, який проводить політику геноциду, тієї області (чи низки областей), де протест пригнічених мас трудового народу стане найбільш сильним, а влада пригноблювачів – найбільш слабкою, і проголошення Республіки робітничих, селянських та солдатських депутатів".

Чи стояли за цими ідеалістичними пафосними словами реальні справи? Скоріше, хлопці видавали бажане за дійсність. З юридичної точки зору сам заклик до повалення влади вже є злочином.

Але згадаймо такий приклад: навесні 1997 р. у Києві була затримана група анархістів, що розповсюджували листівки з вельми радикальним змістом: "Наслідуй приклад Албанії!" А в Албанії в той час відбувалося збройне повстання, що ледь не переросло у громадянську війну. Анархістів протримали у міліційних відділках на добу і відпустили, і лише одному з них "для профілактики" дали п’ятнадцять діб.

Коли комсомольці опинилися за ґратами, справжня допомога, правова й матеріальна, почала надходити саме від КПУ. Всеукраїнський Союз робітників відкрив банківський рахунок для матеріальної допомоги політв’язням. Одеський осередок БЮТ запропонував надати комсомольцям послуги свого правового центру, але в разі, якщо КПУ звернеться з офіційним запитом. Комуністи цього робити не стали: у советских собственная гордость...

Російські, рівно як і аргентинські, ліві відгукнулися на справу Яковенка пікетами та листами до українського посольства. Дехто з росіян – колег по "Раді робітничих депутатів" надає товаришам відверто ведмежі послуги.

Так, один із співзасновників газети Олег Федюков в інтерв’ю російській газеті "Версия" сказав, що частина звинувачень у справі Яковенка та товаришів – сфальсифікована: подивіться, мовляв, який вайлуватий напад скоєно на гастроном, інша річ – пограбування ювелірних магазинів – це ж класична експропріація!

Вже два місяці тривають судові засідання. Двічі вони переносилися на місяць. Перший раз – через те, що адвокати відмовилися захищати комсомольців. Тепер частиною ув’язнених займаються державні адвокати. "Адвокатів не влаштовує фінансування. В нашої партії немає грошей, аби оплатити їхню роботу", – говорить Володимир Аніщук.

Звучить дещо дивно, особливо якщо зважити, що у цієї ж партії, в її молодіжного крила є кошти на святкування 85-річниці ЛКСМУ та інших урочистостей. Друге засідання – через хворобу 20-річного Сергія Бердюгіна, який десять днів тому помер від запалення печінки. Покійного звинувачували у розклеюванні "підривних" листівок та підпаленні джипу. Йому довго відмовляли у госпіталізації, а підписку про невиїзд підготували вже по його смерті.

На судовому засіданні 10 листопада двоє росіян – Олександр Смирнов та Ілля Романов - оголосили сухе голодування. В такий спосіб вони протестують проти заборони листуватися з родичами. Адже досі жоден підсудний не мав побачень із рідними, ув’язнені позбавлені права листування.

Слідство намагається декого з батьків залучити до справи як свідків, тому побачень не дають нікому – "за компанію". За фактами тортур у Миколаївському СІЗО не порушено жодної кримінальної справи (Ніна Карпачова відвідала Одесу лише влітку цього року й катувань не зафіксувала).

Відтак комсомольці на кожному судовому засіданні згадують про тортури, - досі суддя ці зауваження ігнорував. Але сьогодні таки погодився направити скаргу підсудних до Генпрокуратури. Непоганий тест для нового Генпрокурора: чи схоче він (вона) першим в Україні застосувати статтю про використання тортур до представників слідчих органів?

Тетяна Яковенко, дружина ув’язненого: Відтоді, як заарештували Андрія, я не мала з ним жодного побачення. Я побачила його через ґрати на суді. Солдати мені навіть не дозволили підійти до клітки. Коли я питаю працівників СБУ: чому мені не дають побачень із чоловіком? Відповідають: тому. І так само відмовляють родичам усіх інших ув’язнених. Мати спробувала нелегально передати Андрієві в СІЗО записку. Після цього нас викликали на допити у міліцію. Слідчі СБУ утримують мене від спілкування з пресою. Аналогічний тиск чиниться і на більшість лівих активістів Одеси.




Спасибо: 0 
Профиль
cccp
администратор




Сообщение: 710
Зарегистрирован: 18.04.08
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.08.08 00:04. Заголовок: Суд над лидером «Рев..


Суд над лидером «Реввоенсовета» Игорем Губкиным как эпизод развития современного революционного движения в России
В стремительно несущемся потоке времени "дело Игоря Губкина", черту под которым подвел на прошедшей неделе приговор Московского городского суда, представляется чем-то далёким и историческим. Вердикт присяжных гласит: создание Реввоенсовета, подготовка к захвату власти, участие в этом Игоря Губкина не доказаны. Участие во взрыве монумента Николаю Второму 1 апреля 1997 года и минировании церетелиевского Петра тогдашним же летом — доказано, но требует максимального снисхождения, поскольку эти акции помогли предотвратить насильственный вынос из Мавзолея и захоронение тела В.И.Ленина.


Как пояснил адвокат Игоря Губкина Дмитрий Аграновский, выводы присяжных особо показательны, поскольку они — великолепный "социальный срез", тонкий камертон, отражающий общественные настроения лучше и правдивее любого социологического опроса. Потому что судебный процесс — это "момент истины", "пограничная ситуация", где решаются человеческие судьбы, а шутки, позёрство и лицемерие оставляются в стороне. А по внешнему виду и по выражениям лиц дюжина заседателей в зале суда, отобранных по обоюдному согласию обвинения, защиты и суда, больше всего напоминала коллектив пассажиров случайной "маршрутки". Эти самые господа присяжные заседатели сочли убедительным лишь обвинение в сборе "на революцию" средств с членов Молодёжного жилищного кооператива. Что ж, "квартирный вопрос" исстари "портил" москвичей, лишая их трезвого взгляда на жизнь. В итоге, согласно приговору, суммарный срок, который коммунист-революционер должен провести в колонии строгого режима, составил девятнадцать лет.


Нелегальная работа, конспирация и экспроприации, Реввоенсовет, организация "преступного сообщества" с целью восстановления Советской власти, взрывы памятников ненавистным царям, формирование партизанских отрядов, подготовка вооружённого восстания, создание "освобождённых районов" — социалистических республик — переведение подобных фантазий в практическую плоскость, начавшееся десять лет назад, было напрямую связано с именем Игоря Губкина. Сейчас, в мире нынешней квазистабильности, царстве "серых полковников" и околовластных олигархов, всё это кажется авантюрой, прожектом, диким вымыслом, но на деле — это реальная альтернативная история, поток которой временно скрылся в руслах параллельной реальности.


Середина 1990-х — это время, когда свежи в памяти были августовский переворот 1991 года, расстрел Дома Советов в октябре 1993-го, происходил мощный общественный подъём президентских выборов 1996 года, "рельсовая война" и массовое недовольство "дефолтом" в 1998-м. События тех лет — контрреволюционный переворот, расчленение СССР, уничтожение остатков Советской власти, приватизация, ограбление народа гайдаровскими реформами — создавали динамичный дисбаланс, систему неустойчивых общественных диссонансов. Революционная молодёжь сделала открытие: контрреволюция завершена, для реставрации социализма нужно "второе издание" Великого Октября, немыслимое без такого рычага, как боевые структуры "партии ленинского типа". Материализовавшийся возле КПРФ весной 1996 года бывший военный журналист и комсомольский работник Игорь Губкин был человеком, который живо откликнулся на эту потребность и принялся с присущим ему размахом воплощать проект в жизнь.


Были и до Игоря Губкина люди, которые работали в этом направлении. Первым из них стал широко известен и популярен член Революционного комсомола — РКСМ(б) — Андрей Соколов, которого позже обвинили во взрыве памятной плиты царей Романовых на Ваганьковском кладбище. Но именно Игорь Губкин послужил живым двигателем и мощным катализатором формирования нелегальной левой оппозиции. Все последующие "дела": и Новой революционной альтернативы, и "одесское", по попытке создания "в степях Херсонщины" Причерноморской Советской Республики, и ещё многое из того, что пока неизвестно широкой публике или ещё только планируется — так или иначе связаны с этим незаурядным человеком.


Даже непредвзятому человеку видно, что стратегия и тактика защиты полковника Владимира Квачкова, которого обвиняют в покушении на Анатолия Чубайса, воспроизводит принципы защиты, впервые разработанные и применённые несколько лет назад Игорем Губкиным. Линия, в которой объединены задачи революционной пропаганды и интересы юридической защиты, формулируется примерно так: то, в чём меня обвиняют, является не преступлением, а героическим поступком, достойным подражания, но попробуйте доказать, что это сделал именно я.


Критику Игоря Губкина со стороны "левой общественности" можно отметать с порога: все его ошибки и упущения искупаются тем, что "расплачивается" за них он в первую очередь лично. Критиковать Игоря Губкина имеет право лишь тот, кто сделал в этом направлении больше и лучше. Но вряд ли более такой "продвинутый" революционер не проявит снисходительности к первопроходцу: ум и умелость достигаются путём учёбы на чужих ошибках, и ученик, превзошедший учителя, не кичится этим, а остаётся вечно благодарен за науку.


И пусть отсохнут языки у шакалов — "пикейных жилетов" розового цвета, которые облыжно обзывают Игоря Губкина "провокатором". Ни один из людей, кто рука об руку участвовал с ним в революционный борьбе, более того — никто из политических заключённых, получивших многолетние срока, никогда не подтвердит этой грязной клеветы, только плюнет в лицо тем, кто так говорит.


Главной чертой характера Игоря Губкина можно назвать бесстрашие, преодоление страха перед "органами правопорядка" буржуазного государства, разрушение какого бы то ни было преклонения перед авторитетом государственной машины, закона, навязываемых правил. Он лично, своим примером, конкретными совместными делами освобождал души своих соратников от низкопоклонства перед слугами капитала в погонах и без оных, "заражая" бесстрашием всех, с кем общался. "Следователь будет пугать: посажу в тюрьму, а для революционера тюрьма в буржуазном обществе — как дом родной"… Про Игоря Губкина говорили, что он-де "не аскет" — любит и в ресторане вкусно покушать, и не равнодушен к прочим радостям жизни. Но это только подчёркивает силу духа революционеров, которым "есть что терять", но они сознательно идут на жертвы, понимая, на что и ради чего идут.


Отношение молодых — и не только — коммунистов к Игорю Губкину справедливо сравнивали с тем, с которым правоверные встречают мессию. Подобные массовые эмоции надежды, любви, самопожертвования со стороны трудового народа концентрировали на себе на како-то время Виктор Анпилов в 1992 году, Геннадий Зюганов в 1996-м. После провала надежд на "наших людей" в КГБ, армии, милиции, которые должны были остановить контрреволюцию и возродить социализм, именно Игорь Губкин не на словах, а на деле, с присущими ему энергией и размахом взялся в полном объёме за подготовку новой социалистической революции.


Будучи человеком универсальной одарённости, Игорь Губкин умеет сам выполнять любую работу, которую должен уметь выполнять настоящий революционер и по необходимости обучить товарищей. Разработать масштабный проект и локальную операцию, написать теоретическую книгу или блестящую публицистическую статью, организовать издание и распространение массовой газеты, сплотить коллектив единомышленников, выступать с пламенными речами с трибуны и вести грамотную юридическую защиту, стрелять из огнестрельного оружия и фехтовать холодным, собирать и применять по назначению самые хитроумные технические устройства…


Бессмысленно говорить о том, что все революционные начинания Игоря Губкина будто бы "окончились ничем", а сам он и ближайшие соратники оказались на много лет за решёткой. Нет, история не измеряется сиюминутными результатами, "непременным успехом" проспектов курсов бизнес-менеджмента! Великая Октябрьская социалистическая революция была подготовлена десятилетиями революционного движения, поколениями декабристов, разночинцев, народовольцев, тысячами и тысячами жертв, на тот момент и на обывательский взгляд "премудрых пескарей" — совершенно бессмысленных. Да разве высокие образцы революционеров — сами Ленин, Сталин, Дзержинский — неоднократно на личном опыте не изведывали вкус тюремных сухарей и не ощущали “ароматы” параши?


Главный положительный итог воистину титанической работы, возглавлявшейся в эти годы Игорем Губкиным, — формирование в современной России левого подполья, разработка идеологии и принципов пропаганды революционной вооружённой борьбы, создание целой сети "красных правозащитников", системы юридической и социальной защиты политических заключённых. Относительная скромность результатов объясняется крупномасштабностью поставленных задач и тем, что такие дела сразу, одним махом не делаются. Самое главное, что начала высшей творческой продуктивности, массового героизма и самопожертвования, дивный фермент пробуждения массовой энергии, из сфер мечты и проектирования трансформировались в материальную "завязь".


"Просидит" ли Игорь Губкин до конца все девятнадцать лет? Смирения и покаяния от людей его типа буржуазным властям не дождаться — а значит, не будет ни помилования, ни амнистии, ни условно-досрочного освобождения. Новые большие проблемы породила "чёрная пятилетка" 1999-2004 годов, когда в результате взрывов жилых домов, захвата зрителей мюзикла "Норд-Ост" и школы в Беслане жертвы террористов и "контртеррористических" операций из числа ни в чём не повинных мирных граждан стали исчисляться сотнями. Пусть от всех приписываемых левым взрывов царских монументов и приёмных ФСБ физически реально не пострадал ни один человек, тем более невинный, — всё равно боевая работа "левых" лукаво квалифицируются следствием и судом по статье "терроризм". И недавнее негласное распоряжение Верховного суда РФ закрыло для всех осуждённых по такой статье хоть какие-то надежды на снисхождение.


Ждать долгие годы невыносимо — в особенности потому, что здесь, на воле, Игоря Губкина всем нам сильно не хватает. Стране нужны герои, великие творцы и созидатели, а процветают хищные стяжатели и серые чиновники. Втайне жаждет бунта внешне тихое, законопослушное население, готовое прийти, по приказу начальства, вешаться "со своей верёвкой". Оппозиции, в том числе левой, где на виду словесные бунтари и бумажные ниспровергатели, катастрофически не хватает "драйва" — ума, страсти и воли. Поэтому судьба должна хранить его и ему подобных от подментованных "козлов", готовых за лишнюю пайку маму родную зарезать. А ещё лучше, пусть двери темницы перед Игорем Губкиным раскроет некое чудо: крутой поворот истории, революционные перемены, или, на худой конец, даже успешный побег.


Павел Былевский


«Завтра»



Спасибо: 0 
Профиль
cccp
администратор




Сообщение: 711
Зарегистрирован: 18.04.08
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.08.08 00:39. Заголовок: Письмо Александра Би..


Письмо Александра Бирюкова в редакцию "П и В":
"Революционный привет всем питерским анархистам!

К моему искреннему сожалению газеты не пропустили. Непонятно, чем руководствуется администрация СИЗО, нарушая таким образом закон. Вероятно, просто трусливо прогибается перед ФСБ и делает то, что велят ей "рыцари без страха и укропа".

Называя анархистов левыми, крайне левыми, я пользуюсь общепринятой для массового политического языка терминологией. Не скажу, что я в восторге от этой либерально-буржуазной лексики, но на данный момент ее употребление в моем общении с разными людьми наиболее эффективно для лучшего взаимопонимания. Поэтому я буду продолжать ею пользоваться.

Перейду к теме, наиболее для меня актуальной и важной. Дело НРА. Мои респонденты как правило избегают (личная ответственность!) высказывать в письмах свое отношение к НРА. Слов нет, я сердечно благодарен всем, кто оказывает поддержку мне и моим товарищам, но очень часто мне непонятна точка зрения, которой придерживаются люди, нам помогающие или высказывающиеся по этому поводу. Запутано все так, что черт ногу сломит. Попытаюсь вкратце

обрисовать ситуацию так, как вижу ее я.

Есть уголовное дело по факту актов терроризма, ответственность за которые взяла на себя некая леворадикальная организация "Новая Революционная Альтернатива". Есть люди, которых обвиняют в причастности к НРА, в организации и исполнении актов террора. Таковых людей на данный момент шесть человек и все они заключены под стражу и сидят в разных московских тюрьмах.

Сами обвиняемые свое участие в деятельности НРА категорически отрицают. Левый терроризм для нашей страны - редкость, и появление дела НРА вызвало вполне объяснимое брожение в анархических и коммунистических кругах. Высказываются мнения, выражается сочувствие или неприятие, проводятся различные акции на тему НРА. Диапазон мнений очень широк, и я хочу для примера привести наиболее распространенные из мнений, а также высказать свое суждение. Приводимые положения касаются как НРА, так и обвиняемых по этому делу.

1. Обвиняемые - жертвы политических репрессий.

Я - не жертва! Думаю, мои товарищи тоже не согласны с таким статусом. Обычно под политическими репрессиями подразумеваются превентивные карательные действия со стороны правящего режима в отношении лиц или социальных групп, потенциально способных противодействовать проводимой государством политике. Вряд ли это определение подходит к тому, что происходило и происходит со мной и моими товарищами. Согласно моему пониманию, мы не жертвы, а политзаключенные.

2. Политзаключенные.

Это определение наиболее объективно и подходит ко всем обвиняемым. Каждый из нас, обвиняемых, в разной степени и качествах участвовал в общественно-политической деятельности. Каждый из нас гласно утверждал что: государство в нынешнем виде, или государство вообще не несет пользы народу, служит тормозом социального прогресса, выступает орудием порабощения масс, служит интересам очень малочисленной социальной группы в ущерб всем остальным, словом бесчеловечно.

Поэтому можно уверено сказать, что наше заключение - это реакция государства на нашу борьбу, и поскольку эта борьба происходит в плоскости политической, то мы - политзаключенные. Мы боремся с государством, с режимом своими методами. а он борется своими. Мы сознательно вели и ведем войну с государством, и с точки зрения государства далеко не невинные агнцы. Виноваты ли мы конкретно в том, в чем нас обвиняют - это уже другой вопрос, из области тактики борьбы.

3. НРА - террористическая организация.

Сведения о НРА скудны и противоречивы. Однако из того, что имеется, можно сделать вывод что для НРА террор - не самоцель. Будет правильным считать НРА организацией левой направленности, оказывающей сопротивление антинародной политике правящего режима, в том числе и радикальными методами, террористической деятельностью. О методах легальных, используемых НРА мы ничего не знаем, но это не значит, что организацией такой работы не ведется.

4. НРА - организация мифическая или провокационная.

Тот, кто заявляет о мифичности НРА, обязательно также должен признать существование бесплотных духов, время от времени устраивающих взрывы в Москве. Факт взрывов и то, что ответственность за них взяла на себя Новая Революционная Альтернатива делает эпитет "мифический" ложным. Допускаю и то, что лица, этот эпитет употребляющие. просто безграмотны. А что касается провокации. У любой провокации должна быть цель. Говоря, что

деятельность НРА имеет провокационный характер, подразумевают, что проведение террористических актов провоцирует государство на применение карательных, репрессивных методов против той среды, из которой организаторы террора вышли.

Все абсолютно верно. Террор порождает реакцию. И не только террор. Действия оппозиции в любой стране мира вызывают реакцию властей. Только в одних странах власти предпочитают устранять причины, вызвавшие критику, а в других странах устраняют самих критиков. Россия идет по второму пути.

Мне непонятно, как люди, обвиняющие НРА в провокационности представляют себе политическую борьбу вообще (я имею ввиду в России). В ней очень простая арифметика. Если ты представляешь угрозу для государства в лице правящего режима, то оно, руководствуясь обычным здравым смыслом пытается тебя уничтожить, морально или даже физически, или делает все, чтобы ограничить твою дееспособность. Если ты реальной угрозы не представляешь, то можно надеяться на относительно спокойную жизнь в отведенной для таких как ты, спокойных и безобидных, политической резервации... Только если ты не представляешь угрозы, то кто ты вообще такой? Любитель околополитической болтовни? Ну и иди тогда с миром, не путайся под ногами, не пытайся, защищая свою задницу даже находясь в безопасности, называть людей, реально что-то делающих, провокаторами!

Чем еще руководствуются люди, называющие НРА провокационной организацией? Может, своим нежеланием страдать случайно, необоснованно? Дескать, мы и сами повоевать не прочь, но за чужие деяния расплачиваться не намерены... Такой ход рассуждений также неприемлем для противников режима. Все акции НРА, насколько мне известно, сопровождались, мотивировались рядом требований и положений, типичных для большинства левых идейных течений. Партийность в этих требованиях не проглядывается, точно также может высказать и анархист, и коммунист. Методы НРА еще могут быть опротестованы, но цели - нет!

Следовательно, НРА нельзя рассматривать как нечто изолированное от левого движения, как нечто, стоящее особняком. Организация делала общее дело - сопротивлялась режиму, а общее дело предполагает и общие тяготы. Много копий сломано и в разговорах о том, являются ли арестованные действительными участниками НРА, или они просто стали объектами оговора, заложниками игры, которую ведет ФСБ. На мой взгляд, сейчас это совершенно неважно. Все обвиняемые по делу НРА принадлежат к различным общественно-политическим движениям. Ракс, Соколова и Соколов - известные молодые коммунисты из РКРП-РКСМ(б), Невская - анархоэколог из "Хранителей радуги", Лариса Щипцова(Романова) - активная участница Ассоциации Движений Анархистов, участница многих экологических и правозащитных проектов (вступив в 1999 году в РКСМ(б), Лариса автоматически выбыла из АДА, что не означает нашего отказа в поддержке ни ей, ни остальным политзаключенным - прим.ред.). Я ни в какое движение не вхожу, давайте считать меня представителем прогрессивной молодежи. Каждая из названных организаций может рассматривать обвинение и арест своего члена как акт агрессии со стороны государства, режима, как переход от мирного противостояния в острую фазу конфликта. И посему вопрос действительном участии обвиняемых в делах НРА не имеет принципиального значения. Если, предположим например, что О.Невская и вправду что-то взрывала, то, арестовывая ее, государство бьет не столько по Невской, сколько по "Хранителям". Невская только предлог для удара. А при предположении о том, что Невская ничего не взрывала, ее арест - это все равно предлог, но уже надуманный и означающий начало государством нового витка антиэкологической политики. То же самое относится ко всем обвиняемым и их организациям. Лишнее подтверждение тому, что дело НРА - это предлог для развязывания "легитимной" войны с левыми и крайне левыми движениями можно найти и в таком факте, что первые боевые акции НРА провела в 1996 году, и на протяжении длительного

времени совершала их неоднократно. Теперь, когда по словам пресс-службы ФСБ верхушка НРА арестована, выясняется, что обвиняемые никогда и никуда не прятались, вели активную общественную жизнь, не только не скрывали свои взгляды, но и пропагандировали радикальные методы борьбы. Однако в то же время оставались неуловимыми для спецслужб. Что это? Или в ФСБ "трудятся" исключительно тяжелые олигофрены, или НРА - это римэйк "Красных дьяволят", воплощенный в жизнь...

Конечно же, не первое, и не второе. Правящий режим уже не может игнорировать различные

проявления экстремизма. Реставрация капитализма в России имеет безобразные, чудовищные формы, и идет очень тяжело. Протестные настроения в массах медленно но верно растут и крепнут. Протестующие массы - благодатная почва - для роста левых, леворадикальных движений, способных капиталистическую реставрацию если не остановить, то сильно откорректировать не в пользу власть имущих. Все это очевидно, и власть, все-таки связанная своим собственным правовым полем, заранее ищет внешне законные пути для подавления

левых.

Вот так я смотрю на НРА, и считаю, что НРА может и должна быть поддержана левыми силами (в кои я включаю и анархистов), может и должна стать символом протеста и школой солидарности. Совместные действия по поддержке обвиняемых по делу НРА - это очень хороший опыт координации правозащитных действий. Для этого даже не нужно одобрять или порицать действия НРА. Нужно только признать такую истину, что в настоящее время в России не действуют законные методы защиты своих прав, и в первую очередь права на жизнь, что возможность реализации таких прав целиком зависит от власти, совершенно в этом не заинтересованной, и что в политике, проводимой государством легко обнаруживаются черты геноцида против собственного народа. Все перечисленное дает народу моральное право на вооруженное сопротивление в любых формах. Вот и все. Поддержка НРА - это поддержка сопротивления, беспартийного народного сопротивления.

Теперь о том, какую конкретную помощь можно казать заключенным товарищам. С мнением о том, что с "революционной точки зрения собирать деньги с протянутой рукой на адвокатов и еду глупо, ерунда" я позволю себе не согласиться. Оставить без адвокатов заключенных по этому делу все равно что оставить без помощи утопающих. Я, как непосредственный участник процесса со всей серьезностью заявляю, что без адвокатской помощи шансов у арестованных увидеть волю практически никаких. Следствие ведется без оглядки на закон, который нарушается даже там, где нет никакой причины его нарушать. Следователи знают, что через прокуратуру пройдет любая их писанина, а суд обязательно будет закрытым. Обвиняемых не спасет даже то, что они будут все следствие молчать, а на суде попытаются все опровергнуть. Без адвокатской помощи это невозможно, судьи просто не дадут обвиняемым говорить.

Время от времени следователи устраивают подследственным режим полной изоляции. нет свиданий с родными, не проходят никакие письма и т.д. Адвокату тоже отказывают в свидании, но он в состоянии такое положение сломать. Первые три месяца заключения я намеренно провел без всякой связи с волей, ни писем, ни адвоката. Это было необходимо, как мне казалось. И поверьте, тогда мне было неимоверно трудно, душевно тяжко из-за того, что возникали вопросы, требующие обязательного решения, и мне приходилось принимать такие решения

вслепую. Будь у меня адвокат, то такой проблемы бы не возникло. Я сам хитрый, и все следовательские хитрости от меня не ускользнули. Но все равно мне было очень тяжко! А какого девчонкам? По сообщению ЦОС ФСБ в деятельности НРА принимало участие около 500(!) человек, из которых около 100(!) делали это активно и сознательно. Когда я прочел об этом в газете "Сегодня", там было интервью генерала Здановича, у меня в голове помутилось

от такого аппетита "гестаповцев"! Конечно, эти цифры не соответствуют действительности. В противном случае уже бы полыхала гражданская война, будь эти цифры истинными. Но что они означают? Эти цифры - ни больше, ни меньше как разнарядка, лицензия на аресты, подготовка общественного мнения к ним, это свидетельство того, что из высших кругов власти пришло "добро" на такие действия. И судьба этих 500 человек, наверняка уже обозначенных, определенных, зависит от правильности поведения уже арестованных. Поэтому, еще повторюсь, без адвокатской помощи арестованным не обойтись.

То же самое можно сказать и о материальной помощи. Помещение арестованных в обычные тюрьмы - это один из методов психологического давления. Следователи очень хорошо понимают, что трудно сохранять душевное равновесие и здравость мышления лежа на грязном полу и покрываясь от этого плюс недостаток питания, гнойничками и язвами по всему телу. Это, кстати, делается не специально для политзаключенных. Это общая ситуация. И товарищи с воли в силах эту ситуацию облегчить, что в принципе и делается.

Что касается морального содействия арестованным товарищам, то тут думаю все понятно. Пишите больше писем, пишите знакомые и незнакомые. Было бы неплохо почаще публиковать адреса заключенных. К письмам в тюрьме отношение трепетное. Они ободряют, придают сил, и по большому счету это проявление человечности. Насколько я знаю, у всех заключенных большие сложности с получением злободневной информации. Практически не проходят газеты, даже те, на которые оформлена официальная подписка. Но такая информация может

передаваться и в письмах. Предложение организовать с заключенными полемику по мировоззренческим вопросам совсем не цинично, а наоборот, очень дельное. Такая полемика - это вид творческой революционной работы, и она доступна нам в тюрьме. Это, я думаю, принесло бы пользу делу революции, позволило бы нам не сидеть сиднем, бесполезно и тоскливо, не выпадать из общественной жизни.

Я думаю, стоит поделиться сведениями о положении заключенных на тюрьмах. Оно достаточно серьезное у всех, кроме, пожалуй, меня. Об Андрее Соколове я ничего не знаю, кроме того, что его арестовали последним, в середине лета, и что он сидит в тюрьме "Матросская тишина".

Ольга Невская сидит в Лефортово. От нее тоже ничего не слышно. Надя Ракс в московском СИЗО #6. Она сидит в камере для бывших сотрудниц разных карательных органов, и сделано это, видимо, не просто так. С бытовой точки зрения условия содержания в СИЗО #6 очень плохие, камеры переполнены. А тут еще такой контингент. Поскольку Надя уже не раз попадала в зону внимания ФСБ, проходила свидетелем по некоторым известным делам (дело Соколова, дело РВС), то теперь, целиком попав в лапы охранки, испытывает очень серьезный прессинг. Так, в течении последних двух месяцев ей полностью перекрыли всю почту, и не допускали на свидание никого, включая адвоката. И лишь совсем недавно положение немного улучшилось.

Таня Соколова (Нехорошева) тоже сидит на 6-ом Централе. Ее поместили на "спец" - это маломестные камеры, тоже впрочем переполненные в два-три раза. Таня - инвалид с детства, и очень болеет. Тамошние врачи в лучших традициях нацистских докторов типа Менгеле отказывают ей в медпомощи и добились снятия инвалидности. У Тани, как и у всех, очень большие проблемы со связью с волей. В октябре у нее было судебное заседание по поводу изменения меры пресечения, т.е. адвокат потребовал добиться таниного освобождения под

подписку о невыезде. Но все было тщетно. Не помогло даже поручительство двух депутатов ГосДумы.

На 6-ом изоляторе находится и Лариса Щипцова (Романова), вместе с годовалой дочуркой Наденькой. На их долю выпали такие серьезные испытания, что мне тяжело говорить об этом. В ноябре Ларисе продлили срок заключения под стражей до 23 февраля 2001 года.

Стойкостью, крепостью духа девчонок можно только восхищаться, и я счастлив, что судьба свела меня с такими Настоящими Человеками. Несмотря на тяготы заключения, несмотря на самые мрачные перспективы (если будет доказано обвинение, то они получат по 13-20 лет), несмотря на предательские удары от тех, кто считался товарищем, но предпочел стать иудой - несмотря на все это девчонки держаться не пятная честь революционную, держатся железно.

О себе я расскажу чуть поподробней. В деле НРА я самый "старый" арестант. Меня арестовали 10 июля 1999 года. Не скажу, что это было для меня неожиданностью. После ареста Непшикуева началось "Краснодарское дело" против анархистов, и для многих, в т.ч. и для

меня настали трудные времена. В то время я находился в Москве и принимал посильное участие в правозащитной деятельности и издании анархической литературы. Общение с ФСБ в мои планы не вписывалось, и я, почувствовав на себе их внимание, предпочел уехать на родину, на Урал. Однако, и там "органы" пытались навязать мне знакомство. Я знал, чем оно чревато, и это

очень сильно меня нервировало. Я сделал попытку что-либо противопоставить складывающемуся положению, но видно ума не хватило, и я был 10 июля 1999 года арестован. Произошло это в Москве. На первом допросе мне сказали, что доподлинно знают о моем участии в организации взрыва приемной ФСБ на Лубянке 4 апреля 1999 года и предлагали написать чистосердечное признание. Я, естественно, искренне возмущался и от всего открещивался. Допрос начался в 9 утра, и мы препирались до 10 вечера. Безрезультатно. И уже поздно ночью мне были предъявлены для опознания химическая лаборатория и большое количество химреактивов. Это изъяли в одной квартире, в подмосковном городе, и это было

моим. Сделав такое признание, я однако показал, что в данной лаборатории я изготовлял сложные химические составы для художественных работ, а также занимался торговлей химическим оборудованием и реактивами, о чем и свидетельствует огромное количество и того, и другого. Лабораторию я признал своей, чтобы не ставить под удар хозяина квартиры. Впоследствии оказалось, что это он меня и сдал.

Больше ничего я не признал. Ни своего участия в актах террора, ни своего знакомства с кем бы то ни было. Вообще, в тот первый допрос следователи неоднократно предлагали мне самому позвонить адвокату С.Маркелову, и кому-нибудь из московских друзей; сообщить об аресте. Мне такая говенная любезность не понравилась, и я решил вообще никому, кроме матери, не

сообщать. Поэтому первые три месяца тюрьмы я провел в гордом одиночестве, до тех пор, пока товарищи на воле случайно не узнали о моем аресте, и не заслали адвоката.

Я знал, что мне делать говорить на следствии, и мою позицию следствию разбить не удалось, хотя иной раз они проявляли такую змеиную хитрость, что голова кипела, пока я разгадывал их ребусы. Я не отказывался от общения и на вопросы давал свои ответы. Но я говорил то, что мне было нужным и делал все так, как было нужно. Так мы пробились полгода. Повторю, что особого умственного напряжения я от этого не испытывал. Все было понятным и ясным,

что тут загружаться?

Я плотно занялся своим самообразованием и подверг тщательной ревизии свое мировоззрение. Я искал для него прочную философскую основу, и нашел таковую в марксистской философии. Более подробно мировоззренческие вопросы и ответы я напишу отдельно. Слишком обширная тема.

Через три месяца у меня появился адвокат и стала налаживаться переписка с волей. Для меня это было большим облегчением. Каждое письмо от товарищей прибавляло сил. Со следствием все было без изменений. Основу обвинения составляли моя лаборатория и показания двух москвичей: Андрея Киселева - коммуниста из РКРП и Владимира Стрелко - свободного анархиста. Они прямо показали, что я готовил террористические акты, совершал их и привлекал для этого разных людей, в т.ч. и Киселева со Стрелко. Все это я знаю точно. С Киселевым у меня была очная ставка, в ходе которой всплыли и показания Стрелко. Также для обвинения были использованы показания Якова Кочкарева. Я называю только то, что знаю точно. Есть много догадок, чья достоверность почти несомненна, но их я оставлю при себе. Также Киселев и Стрелко дали показания на Ларису Щипцову, Илью Романова, Ольгу Невскую, и, конечно, эти

показания сыграют в процессе свою крайне негативную роль.

В вопросах следователей прослеживался сильный интерес по трем направлениям: анархическом, радикально-коммунистическом и экологическом. Из этого можно сделать вывод, что эти движения сейчас - зоны риска, и всем, принимающим в них участие, я бы посоветовал серьезно подумать над этим, правильно оценить свою убежденность, свои силы.

Обвинение в проведении взрыва 4 апреля 1999 года я мог легко опровергнуть, и выждав месяца полтора-два после предъявления обвинения, я сообщил следователям, что на момент теракта я находился в екатеринбургской тюрьме, правда, под чужой фамилией, это было железное алиби, я просидел там около месяца, в тамошней картотеке были мои пальцы. Но следователи не растерялись, и вместо исполнения теракта быстренько инкриминировали мне организацию

оного. А еще через месяц было предъявлено обвинение во взрыве этой же приемной, только уже 14 августа 1998 года. К доказательствам прибавилось еще и то, что на стенках одной из колб был обнаружен тротил в виде расплава. Как бы то ни было, я все равно утверждал, что не имею никакого отношения к террористической деятельности. Но я не скрывал того, что приветствую

радикальные методы борьбы с режимом, поскольку считаю ресурс мирных способов исправления ситуации в стране и смены политического курса исчерпанным.

Товарищи на воле не оставляли меня своим вниманием. Большую помощь оказал Олег Федюков из Московского Советского Антифашистского Общества, Комитет Поддержки Политзаключенных и все арестованные ныне девчонки. Моя благодарность им не знает границ.

19 января 2000 года меня поместили в Институт имени Сербского на психиатрическую экспертизу. Там я провел 35 дней и мнение врачей: "... параноидальная шизофрения, социально-опасен, агрессивен, нуждается в лечении с интенсивным наблюдением". Такой вердикт мне вынесли врачи 4 отделения института. В свое время в этом отделении, "диссидентском", были признаны невменяемыми около 400 инакомыслящих. Традиция оказалась живучей...

Что меня сейчас ждет? Специальная больница - тюрьма, таких всего 7 в России, и дела там обстоят жестко. Меня повезут скорее всего на Сычевку. Самую гиблую из этих дыр. 23 февраля меня из института перевезли на бутырскую тюрьму. В тот же день, если я не ошибаюсь, арестовали Невскую и Соколову, а 8 марта Ракс. Так мы все стали однодельцами.

На Бутырке меня поместили в самую большую, на 40 человек камеру. После Лефортовского

санатория условия Бутырки выглядели ужасной помойкой. Так оно в принципе и есть. Наша камера, как и весь этаж, отведен под сумасшедших преступников, что придает особый колорит. Но не все так страшно. Серьезных больных в камере 10-15%, остальные вполне нормальные люди. Взаимоотношения, царящие среди арестантов, и вообще внутрикамерная жизнь показались мне неправильно устроенными, поэтому первый месяц я взял тут все под свой контроль, переделал все тут как должно быть правильно и справедливо. и по сей день

сохраняется такое положение. На местном арго это называется "смотреть за хатой".

Аресты девчонок меня возмутили, и 4 апреля я объявил голодовку и выдвинул ряд требований, среди которых было и освобождение девчонок. все свои требования я оформил письменно и отправил по разным инстанциям. Голодовка длилась две недели, но с воли не было никакой поддержки, там просто не знали, и я ее снял. Некоторые результаты она принесла, но небольшие.

3 июня мое дело было передано в прокуратуру, а 3 июля пробыв в прокуратуре максимальный срок, дело перешло в суд. Меня, как невменяемого, выделили в отдельное судопроизводство и будут судить одного. Теперь дело находится в суде. Следствием "доказаны" два эпизода, два взрыва приемной ФСБ. Это статьи 205 (терроризм), статьи 222 и 223 (оружие, изготовление взрывчатых устройств). Мне, как больному, суд вынесет не приговор, а определение, и только тогда я буду отправлен на больницу-тюрьму. Дело имеет гриф "секретно", и процесс будет закрытым. Когда он будет тоже неизвестно. Пока сижу. Собрал тут библиотеку, в основном коммунистическая литература. С книгами вообще беда, катастрофически не хватает Обращаюсь ко всем, в т.ч. и ко всем питерским анархистам с просьбой прислать литературу, любую литературу политической направленности, в первую очередь, конечно. анархическую. Я заметил такой факт, что до меня доходит все, что высылается заказными бандеролями, в т.ч. и газеты. Так что имейте это ввиду. Что касается литературу, то тут я всеяден. Мне интересно оценить, например, политическую ситуацию в мире со всех сторон, и для этого тоненьких брошюрок

об опасности глобализации совершенно недостаточно. Поэтому с удовольствием и пользой читаю работы либеральных и неолиберальных экономистов и политологов. Поддерживаю очень плодотворный для меня контакт с такой организацией как "Ученые за демократию и социализм", они снабжают меня своим теоретическим журналом "Альтернативы".

С анархистами контакты, общение такого уровня к моему величайшему огорчению не наладилось. Я не знал, кому написать, и ко мне ничего не приходило. Не знаю, почему так получается. Может, анархисты смущены тем, что я тесно связан с различными коммунистическими организациями - это зря. Да, я марксист, я определяю себя как вполне сформировавшегося анархо-коммуниста (на наш взгляд, отождествление этих понятий совершенно неверно - прим.ред). Но мои политические воззрения не могут быть препятствием для общения, я открытый человек, абсолютно чуждый всякому сектантству. Я способен с

уважением и здраво рассмотреть любое убеждение, и внятно передать свое. Так что милости прошу, пишите, буду очень рад. Сразу хочу предупредить, что с моей стороны возможны некоторые задержки с ответом, но не долговременные.

На этом я, пожалуй, закончу.

Желаю успехов в деле Революции

Александр Бирюков



Спасибо: 0 
Профиль
cccp
администратор




Сообщение: 712
Зарегистрирован: 18.04.08
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.08.08 00:50. Заголовок: Митинг в защиту поли..


Митинг в защиту политзаключённых
17 сентября в 14 часов на Театральной площади начался митинг в защиту политзаключенных и против преследований участников контрсаммита на Крестовском острове.


Акция была организована Московским городским территориальным отделением Общественного межрегионального Фонда "Защита", Международным Союзом Советских офицеров, Движением в защиту политзаключенных - против госэкстремизма и другими общественными организациями. В ней приняло участие более 100 человек. Протестующие держали плакаты: "Свободу Игорю Губкину", "Где народ, там ОМОН, а нужен ли он?" и фотографии политзаключенных: Игоря Губкина, Андрея Яковенко, Богдана Зинченко, Олега Алексеева, Игоря Данилова, Ильи Романова.
Выступивший на митинге бывший политзаключенный Евгений Семенов рассказал о себе и своих товарищах: Андрее Яковенко, Богдане Зинченко, Олеге Алексееве, Игоре Данилове, Илье Романове, Сергее Бердюгине, брошенных за решетку по так называемому "Одесскому делу":
- Мы, я и мои друзья выступали против того, что происходило на Украине. Мы участвовали в акции "Повстань Украина" и акциях против присутствия на Украине НАТО. Я получил год тюрьмы за то, что наклеил антинатовскую листовку на забор военной части. Это ничто по сравнению с тем, что стало с моими товарищами. Все они были осуждены на длительные сроки тюремного заключения. Со всеми ними обращались так, что теперь им нужно ставить группы инвалидности. Сергей Бердюгин, "виноватый" в том же, в чем и я, умер в больнице, прикованный наручниками к койке.
По призыву Семенова, была объявлена минута молчания в память Сергея Бердюгина.
Кроме этого, на митинге прозвучали речи в защиту политзаключенных Юрия Шутова, Игоря Федоровича, Владимира Квачкова, Игоря Губкина. Также говорили о преследованиях и издевательствах, которым подверглись участники контрсаммита как на пути в Питер, так и во время мероприятий.





По окончанию митинга была принята соответствующая резолюция:



Резолюция
Митинга 17 сентября 2006 года в г. Москве у памятника К.Маркса на Театральной площади, организованного Московским городским территориальным отделением г. Москвы Общественного межрегионального Фонда "Защита", Международным Союзом Советских офицеров и другими общественными организациями.


Россия, которую власти пытаются представить страной "суверенной демократии", превращается в "полицейское государство". В июле этого года в городе, именуемом "Санктпитербургом" на Крестовом острове прошел Российский социальный форум, как альтернатива Саммиту большой восьмерке. Большая часть делегатов этого форума не смогла приехать на лево-демократический форум, т.к. была подвергнута репрессиям со стороны властей. 15 июля многие участники форума не смогли участвовать в митинге, организованном КПРФ, потому, что милиция заблокировала их на стадионе на Крестовом острове. Действия милиции подпадают сразу под две уголовные статьи УК РФ - 127 "Незаконное лишение свободы" и 149 "Незаконное воспрепятствование участию в митинге". Молодежь, которая пыталась участвовать в митинге подверглась жесточайшим репрессиям и более ста человек были помещены в отделения милиции. Правозащитникам, выступившим в их защиту угрожали арестами за "организацию беспорядков".
К коммунистам радикально выступающим за социальную справедливость применяют неправосудные решения. Владимир Ильич Белышев (фигурант по делу РВС) был осужден Мосгорсудом на процессе, проходящем в закрытом режиме к 11 годам лишения свободы по статьям Ук РФ: 210 "Создание преступного сообщества", 278 "Насильственный захват власти" и 205 "Терроризм". В июле этого года прошел еще один закрытый процесс по делу "РВС", но уже с участием присяжных заседателей. На нем судили единственного оставшегося обвиняемого по этому делу Игоря Владимировича Губкина. Несмотря на то, что судом были допущены значительные нарушения Игорь Владиирович Губкин был оправдан по статьям УК РФ 210 и 278, а по ст. 205 суд усмотрел, что осужденный имеет снисхождения. Примечательно, что по обвинению в "создание преступного сообщество" было установлено, отсутствовало само "событие" преступления. Эти факты говорят о грубых нарушениях, допущенных на первом закрытом процессе в отношение представителей левой оппозиции.
В местах лишения свободы политзаключенного Владимира Ильича Белышева, не скрывающего своих коммунистическим убеждений постоянно подвергают репрессиям, за то, что он называет представителей власти - "перевертышами".
Участники митинга возмущены творящимся произволом и требуют от властей соблюдать конституцию!
Свободу политзаключенным - борцам за социализм!
Долой полицейский произвол!
Дополнительная информация: (495) 123-31-49 (Олег Федюков)



Спасибо: 0 
Профиль
cccp
администратор




Сообщение: 713
Зарегистрирован: 18.04.08
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.08.08 01:29. Заголовок: РЕВВОЕНСОВЕТЧИКИ К..


РЕВВОЕНСОВЕТЧИКИ

Комитет защиты политузников - борцов за социализм был создай в октябре 1997 года и до сих пор официально не зарегистрирован. Неформально считается самой радикальной группировкой левого толка в Россия. Хоти сами члены комитета называют себя преемниками большевистской партии ("ленинской ВКП(б)", а не "буржуйской КПСС"), организацию правильнее считать преемником знаменитого Революционного военного совета РСФСР (РВС), прославившегося после того, как 1 апреля 1997 года его активисты взорвали памятник Николаю II в подмосковном селе Тайнинское, а в июле того же года заминировали памятник Петру I в Москве. После ареста нескольких главных активистов РВС эта организация фактически прекратила свое существование. Разыскиваемый сейчас правоохранительными органами создатель РВС Игорь Губкин является одним из руководителей комитета и занимает должность главного редактора газеты "Совет рабочих депутатов" - главного и единственного печатного органа комитета. Кстати, Генпрокуратурой России возбуждено несколько уголовных дел против авторов газеты за открытые призывы к терроризму. Главная цель, которую преследует организация, - смена существующей в РОССИИ власти путем революции и гражданской войны и построение коммунизма во всем мире.



- Вы знаете, мне иногда близкие соратники говорят: "Вот когда мы будем у власти, мы тебя расстреляем!", а я им отвечаю: "Нет, это я вас расстреляю!" Это, конечно, шуточки, и происходят такие вещи только в моменты споров, но я уверен, что каждый из нас, если понадобится, сможет нажать на курок и уничтожить оппортуниста - пусть им даже окажется бывший товарищ или друг, - объяснил председатель комитета Олег Федюков.

От своих многочисленных соратников по борьбе "за светлые идеалы коммунизма" собравшиеся под крышей комитета отличаются не только непримиримостью к оппортунистам, но и склонностью к изобретению оригинальных методов искоренения правящего режима. В настоящее время, к примеру, комитет усиленно занимается распространением по всей стране. . . облигаций займа "На партизанское движение" (сама акция началась в середине 2000 года). Распечатанные кустарным образом облигации с комумунистической символикой может купить каждый желающий: по определенным дням активисты Комитета продают их у Музея Ленина (одна штука стоит 50 рублей) в Москве, а еще рассылают облигаций своим сторонникам в регионы по почте. Деньги, вырученные с продажи, по идее устроителей должны пойти на создание в России широкой сети партизанских отрядов, которые займутся уничтожением буржуев и экспроприацией "награбленных у народа богатств". Пока собранных денег не хватит на экипировку и одного партизана (нужно на это, по расчетам ленинцев, не менее 50 тыс. рублей). Хуже всего облигации расходятся в Москве.

- - Бог судья москвичам, разберемся с ними после революции, - утешает себя и товарищей Олег Федюков.

Несмотря на "временные неудачи", руководители комитета не склонны отчаиваться. По их словам, организация вполне обойдеся и без всенародной поддержки, своими силами, благо в комитет входят несколько тысяч человек, готовых в любой момент взяться за оружие. Проверить истинное число активистов невозможно - никакой регистрации членства в комитете не предусмотрено.

- В Комитет приходят по-разному: с кем-то мы знакомимся на митингах, кто-то к нам переходит из других коммунистических партий, другие - прочитав нашу газету, - говорит Федюков.

Свои собрания "комитетчики" проводят в подчеркнуто нелегальной обстановке: в подвалах, на конспиративных квартирах и т.д. Первое, что бросается в глаза, - полное отсутствие старичков и старушек постпенсионного возраста, которых так много собирается на всевозможных коммунистических тусовках.

На повестке дни - обсуждение вопроса о методах борьбы с "лжекоммунистами": зюгановцами и анпиловцами. Уже в самом начале собрания от одного из присутствующих поступило "дельное" предложение "уничтожить врагов-перерожденцев физически". Предложение было принято единогласно, его реализацию отложили до начала коммунистической революции и гражданской войны. -Пока же "комитетчики" решили обсудить вопрос о том, как испортить жизнь Зюганову - забросать его помидорами (что однажды комитет уже успешно проделал) или начать срывать ему все митинги какими-нибудь полухулиганскими выходками. Склонились ко второму варианту. Никаких особых планов относительно проведения терактов на этот раз не обсуждалось - "комитетчики" считают, что для таких акций нужен какой-то важный повад, а его пока нет ("вот если Ленина из Мавзолея вынесут, мы такое устроим!").

Надо сказать, что на вид собравшиеся на полуподпольной Явке-квартире "комитетчики" производили впечатление людей достаточно мирных - разговор у них шел вполне спокойно.

- Это мы сейчас такие, но вы не обольщайтесь: придет время, и вы увидите, кто мы такие на самом деле, - объяснил Олег Федюков.

Дмитрий ВЛАДИМИРОВ

Из Программы комитета, опубликованной в газете "Совет рабочих депутатов":

"Для совершения революции вовсе не требуется единства действий сотен миллионов людей. Достаточно единства действий лишь наиболее решительных, волевых и сознательных граждан. Можно ли продолжать спокойно ждать всеобщею сплочения, как неустанно призывают нас вожаки-коммунисты? Мы ждали десять лет. Ждать надоело. Мы полны решимости объявить режиму войну. Самую настоящую, а не войну резолюций. Сегодня надо вступать в Третью Отечественную войну!".



Спасибо: 0 
Профиль
cccp
администратор




Сообщение: 714
Зарегистрирован: 18.04.08
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.08.08 01:59. Заголовок: Что значит "разв..


Что значит "развернуть партизанское движение"? Применительно ко дню сегодняшнему это означает создать хотя бы один боеспособный партизанский отряд, численностью в несколько десятков человек. Для начала хватит. Нельзя ли обойтись вообще без партизанского отряда? Отчего же нельзя, мы десять лет без него - и без социалистической Родины. Десять лет оппозиция обходится без вооруженной борьбы за власть. Проводим два раза в год демонстрации (на 1 мая и 7 ноября), организуем шествие на 23 февраля, митингуем время от времени, пикетируем от повода к поводу... Совесть коммунистов, казалось бы, чиста. Однако победы наши усилия не приблизили. Если мы действительно объявили себя верховной государственной властью СССР, если наши высокие слова о Родине и народе не пустая болтовня, тогда участники 4 Съезда граждан СССР обязаны взять курс на подготовку восстания, а в этой связи сформировать первый партизанский отряд.
Я не считаю, что восстание можно поднять с сегодня на завтра. Если мы всерьез рассчитываем взять власть только годы и годы спустя, вооруженную борьбу надо начинать прямо сегодня.
Бросить ультрареволюционную фразу не сложно. Важно не только принять верное решение. Не менее важно это решение исполнить. Из кого сформировать первый партизанский отряд? В первую очередь, из тех, кто это решение принял. Если вы желаете иметь моральное право посылать людей на смерть, покажите на собственном примере, как настоящие советские граждане умеют бить врага! Если же среди вас - самых сознательных и самых непримиримых - не найдется два-три десятка добровольцев, то на кого же тогда вообще рассчитывать?! Докажите, что все последние годы вы занимались не болтовней, не обманом народа, а подготовкой к реальной борьбе. Увидев ваш личный пример, в партизанский отряд имени Верховного Совета СССР придут добровольцы - партийные и беспартийные советские граждане.
Как быть, если 4 Съезд граждан СССР вновь выльется в пустую говорильню? То есть никаких практических шагов по созданию партизанского отряда не будет принято? Значит, на "Движение за Советский Союз" точно так же нельзя рассчитывать всерьез, как нельзя рассчитывать ни на одну из коммунистических партий. Тогда протестные советские силы станут искать новый центр объединения. Тогда руководство советским движением будут обязаны принять новые люди - те, которые видят в восстании единственное спасение Родины.
Мне хотелось бы верить, что участники съезда действительно думают то, о чем говорят, и говорят о том, что намерены делать лично. К оружию, товарищи! Смерть оккупантам!
20 ноября 2001 года, СИЗО № 25/1 г. Владивосток.



НАШИ РАЗНОГЛАСИЯ
Вокруг газеты "Совет рабочих депутатов" не прекращаясь кипят коммунистические страсти. Нас клеймят провокаторами, обзывают псевдореволюционерами, чуть ли не антимарксистами. Говорят, что науку мы подменяем левацкой фразой, а на место большевизма пропихиваем эсеровщину. Сплетничают, что мы присваиваем общественные деньги, пируем во время чумы. Все существующие в России компартии стращают своих членов Игорем Губкиным, как малых детей букой.
Нас обливают помоями, ложью, ненавистью. Правду о нас скрывают. Кто мы? Чего мы хотим? К чему призываем? Почему те, кто называет себя коммунистами, плюют в нашу сторону? Почему бывшие наши товарищи отказываются от нас, ругают нас, проклинают нас? Попробуем изложить свой взгляд на положение вещей.
Сегодня нас мало, быть может, десяток активистов и сотня-другая сочувствующих. Но вчера нас было гораздо меньше. Позавчера всех можно было сосчитать по пальцам одной руки. Завтра нас будет больше. Послезавтра за нами пойдут тысячи, сотни тысяч, даже миллионы.
Наша цель - провозгласить независимую Советскую республику, затем другую, третью, десятую... Образовать Союз Советских Социалистических Республик... Наша мечта - построить коммунизм. Мы призываем взять курс на восстание. Мы выступаем за революционно-освободительную войну и предрекаем неминуемое кровопролитие. Мы взяли в руки оружие, экспроприируем с его помощью награбленные у народа деньги, ведем на эти деньги агитацию за революцию, за Советскую власть. Нас преследуют, громят штабы, редакции, квартиры. Нас арестовывают и годами держат в тюрьмах. Нас обвиняют в организации преступного сообщества, терроризме, убийствах. Мы - революционеры-большевики нового поколения, XXI века!..
Кто наш враг? Наш враг частная собственность, то есть все, что может вступить в отношения обмена. Частная собственность порабощает человека, отнимает у него честь, совесть, свободу и саму жизнь. Наш враг всякий, кто встает на защиту частной собственности, будь то русский или еврей, атеист или христианин, мусульманин или иудей, мужчина или женщина. Наш враг государство, охраняющее частную собственность. Наш враг - любая идеология, освящающая частную собственность.
Чего мы хотим? Мы хотим изменить отношения в обществе, чтобы исчезло сперва господство частной собственности, а затем были вообще изжиты отношения обмена. Мы хотим, чтобы жизненные блага распределялись по разумным потребностям, а не так, чтобы одним щи жидкие, а другим жемчуг мелок. Мы хотим, чтобы человек не угнетал человека, чтобы свободное развитие каждого было условием свободного развития всех. Мы хотим уничтожить нищету, несправедливость, преступность, войны. Мы хотим установить коммунизм на всей Земле.
Путь от нынешнего несправедливого устройства общества к коммунизму во всем мире займет, быть может, несколько столетий. Шаг за шагом революционеры-большевики будут приближаться к цели своей борьбы. Первый шаг - революция в одной стране, второй шаг - революция в немногих странах мира, третий шаг -создание мировой системы социализма, противостоящей мировому капиталу. Повторение уже пройденного в истории пути? Но кто поручится, что этот путь не придется идти в третий, в четвертый, в пятый раз! Практический опыт наших предшественников позволит достичь цели по кратчайшему расстоянию, совершить меньше ошибок, поражать врага надежнее.
Мы видим смысл будущей Революции в избавлении советских людей от международного капиталистического гнета - во-первых, от гнета национальных капиталистов - во-вторых. Все долги иностранным правительствам и частным лицам, сделанные буржуазным правительством, советские люди не признают. Вся иностранная капиталистическая собственность на территории советских республик национализируется. Крупная капиталистическая собственность обобществляется. Всякий здоровый гражданин привлекается к общественно- полезному труду. Наемный труд становится под жесткий рабочий контроль и со временем изживается. Капитал ограничивается в свободе применения и, в конце концов экспроприируется. Народное хозяйство развивается по плану, товарный обмен вытесняется распределением жизненных благ. Всемерно внедряется принцип: "От каждого по способностям, каждому по разумным потребностям". Советским народ строит коммунизм - общество, состоящее из рабочих, без частной собственности, без эксплуатации.
Стратегические цели революционеров-большевиков и цели российских коммунистов совпадают. Мы не спорим о будущем, мы расходимся исключительно во взглядах на настоящее. Коммунизм и советская власть -хорошо! Против этого никто не выступает. Но как именно от власти капитала перейти к власти рабочих? Как сбросить ярмо международной империалистической оккупации? Вот эти вопросы делают из нас противников РКРП, ВКПБ, КПСС (Л.-С.), РПК, РКП КПСС, не говоря уже о буржуазной КПРФ. Если бы мы только провозглашали свои убеждения, то нас бы еще терпели. Мало ли шизофреников несет бред на митингах! Но мы не ограничиваемся словами. "Или ты поступаешь как мы, или ты болтун, лгун и вовсе не коммунист!"- говорим мы. Если бы наша революционная практика терпела раз за разом провалы, нас бы еще переносили. "Вот видите, - показывали бы пальцем завзятые коммунисты, - они не поступают, как все, и поэтому всегда оказываются в проигрыше!" Нас бы держали за пособие на лекциях партучебы. Но дело в том, что мы, несмотря на потери, раз за разом достигаем поставленных целей, а российские коммунисты их не достигают. Поэтому истинность и правота нашей агитации подчеркивает лживость, ошибочность агитации российских коммунистов.
"Легальные марксисты" утверждают, что заниматься экспроприациями грешно, недостойно члена компартии. Те немногие, кто не возражают в принципе против экспроприации, сами ими не занимаются и других к ним не призывают. Поэтому агитация российских компартий не выходит за пределы их собственных членов. Тираж газет мизерный, сами газеты дороги.
Мы, революционеры-большевики, пропагандируем экспроприации и непосредственно их осуществляем. Поэтому наша группа способна издавать двухцветную газету на шестнадцати полосах, тиражом пять тысяч экземпляров. Компартии ведут счет своих членов, как правило, на тысячи, редко на сотни. Мы получаем помощь лишь от десятков товарищей. Наша численность на порядок, на два порядка меньше, чем численность компартий, а делаем мы ничуть не меньше некоторых партий.
"Легальные марксисты" выступают против террора. Те немногие, кто в принципе не возражает, сами террором не занимаются и других к террору не призывают.
Мы, революционеры-большевики, следуем завету Ленина: "Принципиально мы никогда не отказывались и не можем отказываться от террора". Члены РВС в 1997 году на практике доказали, что, осуществив в нужное время, нужном месте продуманный террористический акт, можно сохранить тело В.И Ленина в Мавзолее. Если, к примеру; состоится казнь кого-нибудь из главных разрушителей СССР, то внимание десятков миллионов привлекут вопросы: "Кто? За что?" Мир узнает, что коммунисты бывают не только старые, больные и сумасшедшие. Мир вспомнит, что после триумфа фашизма состоялся Нюрнбергский трибунал. Мир задумается: ''Кто следующий?"
Нам твердят: "Партизанщина не способна подменить пролетарскую классовую борьбу!" Но кто из нас говорил, что партизанская война сломит господство капиталистов?! Партизаны решают строго определенные, узкие по революционным меркам задачи. Во-первых, добывают деньги для ведения революционной большевистской пропаганды. Во-вторых, обеспечивают доходную часть бюджета Советов. В-третьих, исполняют приговоры революционного трибунала по приказу руководства. В-четвертых, подготавливают кадры руководителей будущего восстания. В-пятых, обеспечивают безопасность революционного подполья. Находятся среди коммунистов товарищи, которые предлагают в легальной партии иметь нелегальные боевые структуры. Не так давно сотрудники ФСБ арестовали членов НБП при попытке купить оружие. Вслед за ним арестовали руководителя НБП Эдуарда Лимонова, который никакого оружия не покупал. Действующее законодательство РФ полагает, что тот, кто руководит организацией, отвечает за все преступления, совершенные ее членами. Не ко всякой организации это относится, а лишь к той, которая создается для совершения тяжких и особо тяжких преступлений (ст.210 УК РФ).
Ни одна из действующих в России компартий не создана для насильственного свержения конституционного строя. В отличие от них партия революционеров-большевиков создается для свержения конституционного строя. Уголовный кодекс расценивает это как особо тяжкое государственное преступление (ст.278 УК РФ). Если партия при этом содержит боевые группы, занимающиеся зкспроприациями, то это ни что иное, как бандитизм, т.е. "создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организаций" (ст. 109 УК РФ).
Легальная коммунистическая партия ставит перед собой только легальные цели! Можно ли легально, то есть не нарушая действующую российскую конституцию и законы, от капитализма перейти к социализму? Ответ дает наука под названием марксизм. Мы считаем себя марксистами, то есть руководствуемся в борьбе законами, открытыми Марксом. В 1848 году К. Маркс и Ф. Энгельс заявили в "Манифесте коммунистической партии", что революция есть открытая форма гражданское войны и что существующее несправедливое устройство общества может быть ниспровергнуто лишь насильственно. Насильственно? От этого как раз предостерегает ст.278 УК РФ: "Действия, направленные на насильственный захват власти или насильственное удержание власти в нарушение Конституции Российской Федерации, а равно направленные на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации, - наказываются лишением свободы от 12 до 20 лет". Кто из лидеров нынешних компартий может "похвастаться" действиями, направленными на насильственный захват власти? И.В. Губкину ст. 278 УК РФ вменена еще в декабре 1997 года, равно как ст. 210 ч. 1 УК РФ, - руководство преступным сообществом. Согласно опубликованным документам, РВС РСФСР имел своей целью подготовку и осуществление вооруженного восстания в отдельном регионе или группе регионов России. Тогда не вышло. Мы верим, что в конце концов получится.
Как раз мы и следуем марксизму! И в теории, и на практике. Члены современных компартий желают и капиталистическую рыбку съесть, и марксистской косточкой не подавиться. И оппозиционерами числиться, и закон не нарушать... Такое явление не ново. Во времена В.И.Ленина приспособленцев к буржуазной действительности клеймили иностранным словом "оппортунисты".
***
Говорят об устранении коммунистической многопартийности. Возлагают надежды на слияние РКРП и РПК. Уговаривают лидеров соединить свою паству во всеобъемлющей КПСС. Наше мнение таково: если к одной куче дерьма добавить вторую кучу дерьма, то дерьма станет больше, только и всего! Если объединить нынешних коммунистов в КПС, или КПСС, или даже в СС - готовить революцию они не станут. В России нет такой партии, которая приведет народ к освобождению. Этой партии лишь предстоит родиться. Точно так же, нет в России рабочих Советов, что выступят штабами будущего восстания. Нам надо много работать, чтобы партия революционеров-большевиков смогла заявить о себе. Нам надо работать на износ, не жалея себя, рискуя свободой и жизнью, чтобы рабочие учредили Советы в каждом городе, в каждом поселке.
Наши разногласия с российскими коммунистами; непримиримы. Разногласия исчезнут, если не станет либо нас, либо этих коммунистов. Тюлькин и Анпилов, Крючков и Пригарин, члены ЦК их партий не пойдут против режима с оружием в руках. Их нынешние хождения с хоругвями на демонстрациях не вызывают ничего, кроме презрительной усмешки врагов. Российские коммунисты, как они говорят сами о себе, твердо стоят на позициях марксизма. Мы же не стоим, мы атакуем с этих позиций. В этом основное различие между нами. В этом коренная суть наших разногласий.
***

ОТВЕТ КОЗЛОБАЕВУ
В августе 1991 г. в СССР началась "революция лавочников", завершившаяся расстрелом антикоммунистического Верховного Совета РСФСР в октябре 1993 г. В России сложилось протестное оппозиционное движение, не влияющее, правда, на положение правящего оккупационного режима. С одной стороны, действуют многочисленные коммунистические партии - легальные, миролюбивые, старческие по составу своих членов. С другой стороны, ведут агитацию а народе правые националистические формирования, вроде РНЕ и прочих "патриотов". Между ними обитают "право-левые" лимоновцы и пытаются заявить о себе так называемые советские движения. Кто-то еще помнит председателя "постоянно действующего президиума Верховного Совета СССР", Сажи Умалатову, известную раздачей наград за мзду и поддержку президента В.В. Путина. При РКРП-РПК обитают Советы рабочих, крестьян, специалистов и служащих. 27 октября 2001 г. в Москве проведен Съезд граждан СССР второго созыва, председателем Исполкома Съезда избрана Татьяна Михайловна Хабарова. С 1995 г. действует Верховный Совет СССР, избираемый другим по составу, но все же Съездом граждан СССР. Последний, III Съезд, прошел в Москве 29-30 апреля 2000 г., где председателем Президиума Верховного Совета СССР утвержден Александр Григорьевич Козлобаев. Газета "Совет рабочих депутатов" издавалась с № 1/2000 г. по № 1/2002 г. как газета Верховного Совета СССР, всего вышло в свет девять номеров. С этим статусом два года соглашались все члены ВС и весь состав его Президиума. В № 3(11)/2002 г. "СРД" прозвучала резкая критика в адрес нынешних членов ВС СССР и персонально в адрес А.Г. Козлобаева. Лично я ставил им в упрек бездеятельность, приспособленчество, пустословие и предлагал перейти к практическому делу - развертыванию партизанского движения на оккупированные территориях. Предлагал показать личный пример и сформировать на предстоящем 4 "Съезде граждан СССР" партизанский отряд из самих делегатов съезда, из членов вновь избранного ВС СССР. Если бы этого не произошло, то я предлагал разогнать весь Верховный Совет, сменить персональный состав руководства советского движения. Реакция на критику последовала через несколько месяцев. Козлобаев подписал постановление Президиума ВС СССР: "Лишить депутатских мандатов Губкина И.В. и Федюкова О.А. и вывести обоих из состава Верховного Совета СССР". В газете "Совинформбюро" №33 (сентябрь-октябрь 2002 г. Всесоюзного Движения "За Советский Союз" тов. Козлобаев поместил статью "Азефы были и есть". В ней автор сообщает общественности, что Губкин провокатор режима, новый Азеф. Всем советским гражданам предлагается прекратить с "губкинцами" всякие контакты, "если не желают влипнуть в какую-нибудь историю". Вряд ли А.Г. Козлобаев предполагает, что простым росчерком пера он заставил покинуть меня не только Верховный Совет, но и общественную советскую работу. Если какая-то часть советских людей прислушается к рекомендациям Александра Григорьевича и перестанет со мной общаться, то найдутся и другие, кто не перестанет. Советские люди, разделяющие политическую платформу газет "Совет рабочих депутатов", "Дальневосточная республика", "Рада робiтничих депутатiв", входящие в Комитет защиты политических заключенных (большевистский) и состоящие членами Владивостокского городского Совета народных депутатов - все они поставлены Козлобаевым и членами Президиума ВС по сути вне Движения "За Советский Союз". Вместо конструктивного обсуждения назревших проблем, вместо выработки общего решения и участия в общей борьбе тов. Козлобаев предпочел организационно размежеваться со "смутьянами". Со своей стороны заявляю: я всегда готов поступиться личными амбициями, если того требуют интересы дела. Как бы пренебрежительно или несправедливо ни отзывался обо мне Александр Григорьевич, я буду первым, кто протянет ему руку помощи в советской работе. Повторяю: в работе, а не ее имитации. Вместе с тем, обвинения меня во всех смертных революционных грехах приобрели настолько расхожий характер, что на них надо ответить.
Обвинение первое: Губкин - агент спецслужб режима, провокатор, Азеф.
Лет сто тому назад Евно Азеф (еврей, инженер с европейским образованием) возглавлял Боевую Организацию партии социалистов-революционеров (эсеров), но был изобличен в платном сотрудничестве с царской охранкой. Получается, что я, участвуя в боевой работе, одновременно состою в связи с ФСБшниками или ментами - именно так надо понимать определение меня, как Азефа.
Я предлагаю устроить гласное разбирательство выдвинутого против меня обвинения. С одной стороны надо выслушать доводы против меня. С другой стороны, надо принять все доводы, оправдывающие меня, и сделать определенное заключение. Рекомендую поручить разбор дела комиссии более-менее нейтральной. Возьмите объяснения тех, кто лично работал со мной, а ныне осужден: В. Скляра, С. Максименко - не им ли знать о моем истинном лице! Опросите моего защитника по делу РВС - члена ВКПБ Л. М Плодухина - какой смысл ему меня выгораживать перед коммунистами? Пусть свое мнение выскажут члены РКСМ (б): Павел Былевский, Надежда Ракс, Татьяна Нехорошева. Выслушайте и тех товарищей, кто имел со мной дело в 2000-2001г.г. - Анатолия Плево, Олега Федюкова, Веру Басистову... Считаю необходимым опубликовать в коммунистической прессе результаты товарищеского разбирательства. Если моя вина в провокаторстве будет неочевидна, тогда многие колеблющиеся и сбитые с толку коммунисты отнесутся ко мне с большим доверием. Если товарищи придут к мнению, что вина Губкина в провокаторстве убедительно доказана, я прекращу всякое свое участие в революционной работе, а тот, кто посчитает это нужным, вправе спросить с меня по всей строгости закона военного времени. Пусть создание комиссии по расследованию моих действий возьмут на себя тов. Козлобаев А.Г., как обвиняющая сторона и тов. Федюков О.А., как сторона защиты. Председателем комиссии можно утвердить тов. Гуревича В.И. - члена КИС. Он испытывает исключительное уважение к тов. Козлобаеву, но не допускал личных выпадов против меня - получается, человек нейтральный. Если в течение полугода комиссия не будет создана или не придет ни к какому решению - я постараюсь убедить товарищей примерно наказать клеветника, смущающего умы честных коммунистов. Полгода срок достаточный, не так ли?
Обвинения меня в провокаторстве звучат от членов КПРФ, РКРП-РПК, ВКПБ, участников советского движения с лице Л.Г. Козлобаева. Каковы аргументы обличителей? Губкин якобы "провоцирует", т.е. подстрекает, подталкивает коммунистов на такие действия, за которые неминуемо привлекут к ответственности, а то и запретят их легальные компартии. Не отрицаю: я призываю вооруженной борьбе за политическую власть, агитирую за восстание, утверждаю необходимость провозглашения независимых Советских республик, создание Союза этих республик, зову к классовой гражданской войне, т.е. революции в марксистском понимании этого слова. Тех, кто откликнется на мои призывы, ждет преследование властей, тюрьма и даже смерть. Козлобаев совершенно прав, что мои товарищи-единомышленники неминуемо] "влипнут в какую-нибудь историю", но разве я это скрываю? С моей точки зрения вооруженное насилие является решающим аргументом в классовом споре. Не единственным, как понимают мои слова многие, но одним из аргументов, хотя и главным, основным, незаменимым. Властям выгодно иметь такую оппозицию, какая сложилась у нас в России. Мирные, безоружные, законные формы народного протеста никогда не изменят существующего в буржуазном обществе положения вещей, никогда не лишат воров неправедно нажитых богатств. Те из коммунистов, кто удерживаег своих товарищей исключительно в границах легальности, кто всякий призыв к оружию обзывает провокацией - работает на одну руку с врагами народа, отстаивает интересы эксплуататоров. Л.Г. Козлобаев уверяет, что я специально такое пишу "чтоб поставить знак равенства между коммунистом и террористом, втоптать в грязь Советское и коммунистическое движения, поставить их вне закона, развязать массовые аресты и оттолкнуть тысячи наших сторонников, чтобы с корнем вырвать всякую оппозиционную режиму силу. Таких "бешеных" (то есть меня - И.Г,} надо держать в железной клетке с железными удилами во рту!" Каюсь: я действительно хочу поставить протестное революционное движение вне буржуазного закона, а сегодня меня действительно держат в железной клетке, правда, пока без удилов во рту.
Обвинение второе: Губкин беспрепятственно ведет переписку с волей, несмотря на заключение.
Как пишет Л.Г. Козлобаев: "Из таких мест, понятно, все тщательно просматривается и фиксируется. Выпускается все что безобидно или выгодно режиму". Когда Председатель Президиума Верховного Совета лично побывает в тюрьме, он убедится, что в таких местах далеко все просматривается и фиксируется, что "дороги" на волю проложены и отлажены многими поколениями зеков.
Это смешное обвинение до сих пор не выдвинул против меня ни один из политических заключенных. Заучат лишь домыслы несудимых профанов. Я не собираюсь публично объяснять, какими путями уходят мои письма в Москву, но заверяю: не через официальную цензуру, по крайней мере во Владивостоке, из местного СИЗО.
Обвинение третье: Губкин вносит раскол в революционное движение, обливает грязью своих товарищей, не ужился ни в одной из компартий. Разве могут все шагать не в ногу, а Губкин один лишь в ногу!
Молодежь, вступающая сегодня в оппозиционное движение, обладает ценным знанием: среди коммунистов нынче революционных партии нет. Мне и моим товарищам пришлось добывать это знание собственным опытом, вступал в общение с каждой из многочисленных российских компартий. Лишь спустя годы, я твердо могу заявить: коммунисты нуждаются в партии нового типа, т.е. готовой взять власть в обществе вооруженной силой, способной подготовить и осуществить восстание, не смущаясь репрессий врага.
Действительно, я пытаюсь собрать воедино из всех коммунистических партий "живых" товарищей и нацелить их на нелегальную, антиконгтитуционную, боевую работу. Этих настоящих революционеров ничтожно мало - быть может, несколько сотен человек среди сотен тысяч российских коммунистов. Никакой опасности раскола действующих компартий уход немногих рядовых членов не несет, хотя лично мне целостность КПРФ, РКРП-РПК, КПСС равных мастей, как говорится, "по барабану".
Что касается объединения российских коммунистов в единую партию, то я повторял не раз: собери дерьмо в кучу, получится куча дерьма. Собери эюгановцев, тюлькинцев, анпиловцев в единую организацию - выйдет массовая организация лицемеров, приспособленцев, болтунов, трусов, разбавленная немногочисленными порядочными товарищами.
Обвинение четвертое: Губкин "бомбист" подменяющий примитивным насилием необходимость вести кропотливую организационную работу среди пролетариата.....



Спасибо: 0 
Профиль
Tovarich



Не зарегистрирован
Зарегистрирован: 01.01.70
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.04.09 00:14. Заголовок: ответ


Туговато опозиции в последнее время

Спасибо: 0 
Ответов - 53 , стр: 1 2 3 4 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 23
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет