On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]


АвторСообщение
администратор




Сообщение: 1328
Зарегистрирован: 18.04.08
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.03.09 01:11. Заголовок: НАЗАД В НАРОД.


НАЗАД В НАРОД.



Вдоль пустой дороги, через каждые двадцать метров торчали рекламные щиты. Шофер черной «Ауди» гнал своего железного коня, а рядом сидел знаменитый политик, депутат и снова кандидат в депутаты Государственной Думы - Семен Семенович Федосеев. Он спешил на очередную встречу с избирателями и даже соизволил заранее ознакомиться с текстом своего выступления и будущими вопросами электората. До города еще долго, а на пути ни души. Временами машину трясло на колдобинах типичной российской дороги.

Их было только двое: Шофер – телохранитель и охраняемый «друг народа».

Семен Семенович давно так колесил по российским городам, и обычно охрана была многочисленная, но в этот раз из-за неготовности местного телеканала к репортажу о депутате и его родне, он вынужден был остаться дольше запланированного. Остальные отправились по назначению вместе с многочисленной армией охранников еще вчера. Маршрут и время отправки, конечно, засекретили, так что только избранный круг знал где он и когда прибудет.

Они ехали.

Иногда мимо проносились встречные машины. Длинные поля вдоль дорог сменялись еще более длинными лесами на несколько десятков километров. Поднялся сильный ветер и, кажется, он собирался еще усилиться. Кандидат в слуги народа невозмутимо читал. Шофер невозмутимо летел. Вдруг он резко ударил по тормозам.

- Что?! Что случилось?! - Начал ругаться перепуганный Семен Семенович.

Поперек дороги, лежало огромное сухое дерево, которое было когда-то сосной. Оно пересекало дорогу ровно так, что преодолеть ее на машине не представлялось возможным, справа и слева кювет. Она видимо упала в последние минут 30, когда поднялся ветер и никаких проводов вдоль дороги. То есть шансов, что в ближайшие пару дней, кто-нибудь в городе спохватится и уберет дерево, практически никаких. Тем более, в таких случаях чиновники обычно не наводят порядок, пока им самим не приходится ехать по злополучному маршруту.

Шофер достал карту и стал ее внимательно разглядывать.

- Ну что там? давай как-нибудь объезжать! – командовал хозяин.

- Плохо дело. – Констатировал шофер. – Вернуться не получится, мы много проехали бензина, вряд ли хватит.

- А заправочные станции?.. - Депутат все еще не верил в ужасное стечение обстоятельств

- Пустыня. Если только у деревенских есть, но я бы на это не особо рассчитывал. Тем более у вас же кредитка, а наличности чуть-чуть. – Окончательно развеял все иллюзии шофер.

- Но если пройти пяток километров, здесь есть деревня…

- Ну, так давай преодолевай! – злился «народный избранник».

- Как, Семен Семенович? Съезжать в кювет, или перелететь? Пройти можно только пешком.

- Иди! Я тебе за что плачу?!

- Предпочитаете остаться здесь в одиночестве?

Семен Семенович крепко задумался и наконец выдал:

- Какие идиоты строят дороги в таких местах?!

- А где их строят?

- Надо было мне на самолете…

Возникла минутная пауза. Шофер вопросительно посмотрел на хозяина:

- Я жду вашего решения?

Семен Семенович почесал затылок:

- А мы не можем остаться здесь, и дождаться какой-нибудь машины?

- Сомневаюсь, что нам помогут. И потом, здесь ждать можно очень долго. Но если добраться до населенного пункта, там наверняка есть почта и телефон.

- Телефон!!! – Обрадовался чиновник и полез за мобильником.

- Семен Семенович, - разочаровал шофер, - я об этом думал. Здесь нет связи. Говорю, без вариантов, только чесать сюда – и он ткнул пальцем в место на карте.

Депутат отшвырнул телефон на заднее сиденье:

- И много чесать?

- Километров пять. Даже меньше.

- А если вот так, по прямой?

- Но это же лес.

- Какая разница? Зато в два раза короче.

- Это да, но вероятность того, что мы доберемся, существенно снижается. – Начал язвить водитель.

- Ладно, веди! – смерился депутат.

Они перелезли через ствол сосны и направились к деревне.

- Машину закрыл? – Встрепенулся политик.

- Закрыл.

- А сигнализацию включил?

- Думаете надо? Мы за пять километров будем.

- Ну и что?

- Добежать не успеем.

Депутат, конечно, уловил в последнем ответе издевательские нотки.

- И чего я вчера со всеми не поехал?

- Напомнить?

- Не надо. Помню.

Большую часть пути они шли молча. Наконец последний поворот, и вдалеке показалась жизнь – редкие, покосившиеся деревянные домишки.

Семен Семенович плюхнулся на лежащее у тропинки бревно:

- Я устал!

- Ну, еще метров триста, а там найдем отделение связи, скажете кто вы и…

Депутат начал судорожно хлопать себя по карманам:

- Я забыл в машине документы. И кстати, телефон не взял.

После констатации такого прискорбного факта, депутат произнес несколько крепких не парламентских выражений, которые по этическим соображениям нуждаются в переводе: « Не вероятно! Это очень плохо. Что же теперь желать? Кто поверит, что знаменитый политический деятель забрел в эту бедную, не ухоженную деревню?»

Шофер успокоил его:

- Сейчас позвоним, и все решиться. Деньги я взял.

На дороге появилась парочка местных мужиков.

- Вот и источник информации.

- Сам с ними разговаривай, – тер уставшие ноги Семен Семенович, – я уже и так пять дней по целому часу с народом треплюсь. Дай отдохнуть.

Мужики в старых, доперестроечных фуфайках с двумя бутылками горячительного в руках, вероятно первый раз в своей деревне увидели двух «как денди лондонских одетых» господ.

- Извините, - остановил их водитель, - у вас случайно… - он замешкался, хотел спросить про наличие телефона, но быстро понял, что вопрос не к месту. – Вы не знаете где Здесь можно позвонить? Мы ехали на машине, но возникли некоторые проблемы.

Мужики переглянулись:

- В городе есть почта.

- В каком городе?

- В городе, который в центре деревни, там и магазины есть. Это километр к станции, но она сегодня не работает.

- А позвонить еще, откуда можно?

- Ну, у Нюрки, вроде проводили телефон, годах в шестидесятых. Шютка. - Добавил второй мужик с акцентом на букве Ю.

- А сотовых ни у кого нет. У нас и с этим неполадки.

- У городских были, но они уже все разъехались. Остались только нашенские, а у них тоже ни хрена нет. Ну, мож у кого есть, но не скажут. Краж у нас много.

Депутат не выдержал:

- А если скорую кому-то вызвать надо, что вы делаете?!

- А вот сдыхаем, батя! Раньше фельдшер был, но когда ему зарплату платить совсем перестали, он в город свалил.

- Ясно. – Сказал шофер.

Деревенские почапали дальше.

- Ну, что делать будем?

- Я не знаю, вы депутат. Думаю, первое, что надо сделать, заплатить зарплату фельдшеру, а потом провести сюда еще хотя бы пару телефонов.

- Я тебя серьезно спрашиваю! – Разозлился депутат.

- Не обижайтесь, Семен Семенович, вы имеете возможность лицезреть типичную российскую деревню.

Он оглядел окрестность с холмика на котором они устроили привал. Позади был лес и дорога по которой они пришли. Впереди заброшенное поле, ржавый трактор и полуразрушенная старая церквушка, - антипод знаменитого тонущего в роскоши, бездуховного храм Христа Спасителя в Москве, где нередко позировал перед телекамерами сам Семен Семенович.

- Идем! – Хозяин, наконец, вздохнув, оторвался от бревна. – Идем в центр.

В так называемом городе, стоял магазинчик, чуть больше газетного киоска, на котором красовалась надпись «Супермаркет», а неподалеку торчали две палатки с газетами, вероятно, не первой свежести, да с колой, минералкой и большим количеством разнообразных дешевых тоников.

Увидев мини «супермаркет» депутат скомандовал помощнику:

- Иди, купи что-нибудь пожрать! – И прислонившись к стене, стал ждать его возвращения.

Троица деревенских подростков в дранных джинсах скупала в палатке сигареты. Паренек лет десяти пытался настрелять у депутата денег, да так настойчиво, что депутат все-таки вынужден был выгрести из кармана всю мелочь. Парень уже собирался убежать с добычей, когда он поинтересовался:

- Мальчик, а где здесь можно позвонить.

- Почта за углом, но она закрыта. Приходите завтра.

Из магазина вышел шофер с пакетами и вручил депутату чипсы, сухарики и сок

- А где еда? – возмутился тот. – Что почти на тысячу ничего нельзя купить?

- Купить то можно, да нечего. Кур надо готовить, хлеб черствый, корова давшая здешнее молоко скончалась в прошлом веке. Были только чипсы, да сухарики. Воблу брать не стал, захочется пить, можно правда пиво… А вообще спиртное здесь лучше не брать.

- С чего ты взял?

- Продавщица предупредила. Я ей понравился.

- И этот сортир, называется «супермаркет»?! – Возмутился депутат.

Шофер спокойно протянул ему пакетик чипсов:

- Будите ужинать?

- Нет! Я вспомнил золотые слова «Ты лучше голодай, чем, что попало есть».

Шофер порвал зубами пакетик и захрустел.

- За углом есть почта, – сообщил депутат, - но она закрыта.

- Можно попросить дежурного позвонить.

- Ну, иди, проси! Чего стоишь?

- Я вас не брошу.

- Хватит жрать! – депутат подтолкнул помощника. - Меня народ ждет, а я тут в этой… попе застрял!

На почте было безлюдно, шофер постучал в окно, никто не отзывался. Он постучал сильнее, вскоре к нему присоединился и шеф. Они вместе барабанили в окна, пока, наконец какой то дедок, видимо дежурный, не обругал их последними словами.

- Чего вам?! Идите, все закрыто. Приходите завтра!

- Мне позвонить надо. – Сказал депутат.

- Ежели скорая, или милиция, или пожарная, то это можно бесплатно. Вон автомат звоните и часика через три, они возможно приедут. Ежели, что другое, то это завтра.

- Мне надо сегодня. – Упрашивал депутат. – Очень надо.

- Завтра! – Строго сказал старик и захлопнул дверь.

- Меня тут, что никто не знает?! – Возмущенно спросил Семен Семенович. – Они что телевизор не смотрят совсем?!

Он развернулся и ударил ногой по двери почты, так что в старом деревянном здании зазвенели стекла. В ответ раздался выстрел и крик старика:

- Я тебе постучу по голове сейчас! Хулиганье!

После второго выстрела депутат и шофер драпанули в своих «смокингах» прямо через заросли крапивы.

- Где ночевать будем? – Вздыхал депутат, почесывая обожженные руки.

- Здесь рядом станция, можно попытаться узнать, когда поезд…

- Я не поеду в поезде! – Перебил Семен Семенович. - Я уже наездился в них лет двадцать назад!

- И попробуем уехать от сюда. – Будто не слыша это, продолжал шофер. – А если не получится, вернемся к машине и переночуем там.

- Я есть хочу! – Капризничал Семен Семенович.

Шофер протянул ему сухарики. Депутат презрительно посмотрел на них, скорчил гримасу, но все-таки взял.

В слегка потрепанных городских костюмах, народный избранник и его правая рука пришли на вокзал, где, они, кажется, были единственными живыми душами. Напрасно пытаясь отыскать кого-нибудь в старом, полу заброшенном здании они, наконец, заметили одно желтое окно на втором этаже и полетели на его свет.

Два мужика резались в карты, но стук в дверь оторвал их от этого увлекательного занятия. Звонок может, и был, но в полумраке Семен Семенович так и не смог его нащупать.

- Я извиняюсь за глупый вопрос, - начал водитель, - но мы заметили, что здесь есть рельсы, так не подскажете, ходят ли по ним поезда?

- Ходят. Почти каждый день. В один день из города здесь останавливается проезжающая электричка, на следующий день она едет обратно.

- А пораньше ничего нет? – Подал голос депутат.

- Есть. Дрезина.

- Я же серьезно спрашиваю! – разозлился Семен Семенович.

- К нам какие претензии? Это в Москву, на Охотный, или в Кремль. Или хотя бы к губернатору.

- Интересно, а дума то тут причем?! – Возмутился он.

- Вот если бы наши депутаты застряли бы тут на пару денечков, потом бы и вагоны нашлись и машинисты, и дороги починили. У нас знаете, сколько по этому поводу бумаг марали?.. Так что извините, поездов нэма.

- Пойдем те к машине. – Сказал шофер.

Они побрели назад. Шофер шел чуть впереди и отчетливо слышал, хруст сухарей. Солнце уже совсем скрылось, когда они пришли на место.

- Ура! – радостно завопил депутат. Сосны преграждающей дорогу не было.

- Вот, а говорят, службы плохо работают. Днем упала, а к вечеру убрали.

Еще секунда и эйфория сменилась полным отчаянием. Не было не только сосны, но и оставленной ими машины. Депутат плюхнулся на траву и был готов зарыдать:

- Угнали! Нет, ты мне скажи, как можно было стырить машину почти без бензина с закрытыми дверьми?! Страна жуликов! Все! Я больше никуда не пойду, лучше умру здесь.

- И умрете. Сказал шофер - Кругом лес, надо возвращаться в город.

- Сам иди! - Заорал на него депутат.

Шофер развернулся и зашагал в обратном направлении. Из леса донеслись звуки, каких-то малоизвестных обоим путникам животных. И уже через минуту он услышал позади шарканье ног хозяина.

- Сухари еще есть? - Спросил тот.

- Кончились.

- Блин. – Отозвался депутат.

Когда узники деревни подходили к центру, было уже совсем темно. По пути им встретилась какая-то бабушка, которая всю дорогу предупреждала их об опасности ночных прогулок, и что «всякие уголовные типы тута бродют». Как бы в подтверждение ее слов вдалеке зазвучали пьяные голоса. Тьма была почти кромешная. Депутат споткнулся о какую то колдобину и растянулся посреди дороги.

- Бабушка, - с возмущением спросил он поднимаясь. – В этой дыре есть хоть один фонарь?

- Есть, есть милок, даже два, один на станции, второй у бывшего сельсовета.

- Смотрите под ноги, Семен Семенович, - сказал шофер, помогая ему отряхнуться. – А то будет третий фонарь.

- Не остри. Не смешно!

Деревня погрузилась во мрак, а бабушка – попутчица пропала, как появилась.

- Куда пойдем теперь? – Спросил депутат.

- Куда идут в таких случаях?

- В гостиницу?

- На вокзал. Думаете здесь есть гостиница.

- Здесь и вокзала то нет. Может, у кого поспрашивать? Кто сдаст?

- Во-первых, уже поздно и вряд ли кто пустит двух взрослых мужчин. Во-вторых, у нас мало наличных, по этому выбора нет.

Депутат захныкал.

- Ну не расстраивайтесь, Семен Семенович. Не плачьте. Сегодня нет выбора у нас, в декабре не будет выбора у них.

Депутат хлопнул по руке подносящей ему носовой платок:

- Я тебя уволю! – и добавил – Если мы выживем.

- Выживем, выживем. - Шофер кивнул на далекие домики. - Они же выживают.

Путешественники опустились на вокзальные, обшарпанные скамейки и закрыли глаза.

Пол седьмого утра их разбудил стук молотков и гул голосов рабочих.

- Что они там делают? – В полудреме вопрошал Семен Семенович.

Шофер посмотрел:

- Плакат вешают, или какую-то рекламу.

Депутат нехотя поднялся со скамейки, и только сейчас заметил свинарник вокруг, который вчера в темноте они не увидели. Ногой он наступил во что-то противно-липкое, и пытался вытереть это о ступеньку, в результате чего ботинки приобрели совсем не товарный вид.

Когда они вышли на улицу. Оказалось, что на здание вокзала вешали большой плакат с предвыборной рекламой и фейсом Семен Семеновича. Такой миловидный и привлекательный мужчина средних лет на плакате, был совсем не похож на то что увидел сам Семен Семенович в оконном отражении. Лохматый мужлан с синяками под глазами, в грязном пиджаке и ботинками просящими каши, был больше похож на местного алкаша. Они уставились на портрет, а сзади послышалось ворчание:

- Лучше б поезда пустили!

Трудно было не согласиться!

В семь часов депутат и шофер помчались на почту, но оказалось, что по техническим причинам она откроется только в десять, зато был уже открыт «супермаркет». Может, по этому они и был «супермаркетом», что так рано открывался. Те же лица, что вчера стояли в вино водочный ларек, сегодня, чуть свет выстроились в «супермаркет» и после ночевки на вокзале парочка московских интеллигентов не так уж сильно выделялась из общей очереди. «Слуга народа» стал похож на своего здешнего «хозяина».

Вдруг, где-то за дверью «посторонним вход воспрещен» заговорило радио и Семен Семенович отчетливо услышал объявление о своей пропаже: «Машина найдена. В ней только документы и телефон. Семен Федосеев и его шофер бесследно пропали». - Сообщали новости. – «По версии следственных органов это может быть связанно с его политической деятельностью».

Семен Семенович посмотрел на часы. Семь часов двадцать минут. Время тянулось мучительно медленно.

Закупив очередную порцию сухарей и чипсов, Семен Семенович с шофером, не найдя другого пристанища, отправились на окраину леса завтракать и дожидаться десяти часов.

- Ненавижу это захолустье! – ворчал депутат, открывая пакет чипсов – и народ здесь урод. А эти, чуть свет, выстроились! Пьянь!

- Напрасно на людях зло вымещаете, Семен Семенович. Вы тут сутки, а они всю жизнь. И выстроилось человек шесть, а это далеко не вся деревня. – шофер сделал паузу и добавил. -Пока не вся.

- Ты, конечно, намекаешь, что здесь есть и моя вина? Хорошо, где-то согласен, но объясни, я один, что могу сделать, даже если очень захочу? Сколько еще таких деревень, а то и гораздо хуже?

- Семен Семенович, вы меня, конечно, извините, - шофер остановился – Только между нами, но как вы думаете, сколько еще высоко сидящих, так говорят? Если действительно единицы ваших коллег - больших начальников, стараются работать для народа, а остальные нет, вы же понимаете, это… Это более чем плохо - это ужасно. Тогда выходит, порочна система. Вы меня знаете, я не сторонник большевиков, но ведь они пытались, старались, хотели. У них была своя правда, которую они защищали, ошибались и за эти ошибки все платили дорогую цену. Среди них были карьеристы, взяточники, но их было меньшинство.

Ведь они захотели победить беспризорность и сделали это. Захотели победить безграмотность и победили… Значит можно? Ну, почему сейчас не получается? Мы дурнее их или просто не хотим? Вы говорите: «что я могу сделать», а что вы пытались сделать? Вы как депутат поддержали, хоть одно нормальное молодежное или детское движение, я уже не говорю про «создали»? Вы помогали своей депутатской корочкой, своей известностью, народу, хоть в одном конфликте с местными властями? Вы защищали детские творческие коллективы, у которых отбирали помещения под офисы и казино, хотя бы информационно - в своей газете?..

А законы, за которые вы порой голосовали и которые от вашего имени выдвигались!.. Вы уж простите еще раз, но многие порядочные люди застрелились бы.

Депутат, даже к удивлению самого шофера, виновато опустил голову, хотя это и длилось всего несколько секунд. Он быстро стал самим собой:

- Что-то ты разоткровенничался. Садись! Привал будет здесь. Я устал, не выспался и дальше никуда не пойду.

Шофер поставил пакет на пенек:

- А дальше и не надо. Не хватало еще заблудиться.

- Хорошо хоть не зима.

Они разлеглись на желтом ковре осенних листьев. Шофер вертел в руках травинку и смотрел куда-то в даль на дорогу.

Вдруг из лесу донесся шум и пьяные голоса.

Шофер обернулся:

- Может, отойдем от греха подальше? - Предложил он.

- Иди куда хочешь! Я не буду никуда отходить! – Капризничал депутат. - Тут вся деревня такая, еще от них бегать!

Наконец показались сами источники шума. Это были даже не мужчины, а трое лиц мужского пола, похожие на наркоманов и с ними две развязанные девицы с видом опытных проституток. В семь утра они не «уже проснулись», а «еще не ложились». Компания была явно не деревенской. Частенько, такие приезжают на машинах из ближайших городов, просто гульнуть и в нетрезвом виде крайне редко пройдут спокойно мимо меньших компаний, по их мнению, не достаточно крутых. Увидев двух, несмотря на злоключения, довольно прилично вида людей, они уселись неподалеку и стали ржать, как ненормальны, пугая окрестных птиц. Семен Семенович держась из последних сил, начал замечать, что те на них показывают пальцем.

- Сидите тихо. – Предупредил шофер, видя его страстное желание ответить.

Но все-таки Семен Семенович встал и демонстративно громко сказал:

- Пошли отсюда, куда-нибудь в другое место.

Троица тоже поднялась и преградила им дорогу:

- Тебе что-то не нравится? Нет, ты скажи чего тебе не нравиться

- Да, все мне нравиться. Дайте пройти. - Семен Семенович попытался пройти, но его оттолкнули.

За всем этим наблюдали девицы, и даже не пытались утихомирить трех своих бой-френдов. На помощь Семен Семеновичу поспешил шофер. Поскольку он был еще и телохранителем, вид у него был довольно внушительный, но молодчиков и это не останавливало.

- Извините, пожалуйста, если мы вас чем-то обидели и позвольте нам пройти. – Вежливо сказал шофер, На что те, видно, решили, что раз им сразу не съездили в рыло, а пытались мирно уладить конфликт, то перед ними стоят слабаки и выдвинули массу не выполнимых, унизительных требований. Кроме того, хотелось выпендриться перед своими бабами.

Депутат вспомнил боевую молодость. Как оказалось, он умел постоять за себя, Шоферу досталось сразу два молодчика, которые через секунду лежали на земле, один с вывихнутой рукой, другого прижимала могучая нога «титана». Девицы орали, но когда шофер выстрелил из пистолета в воздух, на несколько секунд тишина стала гробовая. Скоро на месте происшествия собралась вся деревня.

- Милицию вызовите! – крикнул деревенским мужикам шофер.

Те перехватили эстафету, и теперь сами сжимали в крепких руках нападавших:

- Какая на хрен милиция?! Пока они сюда доберутся сроки давности пройдут!

- Ну, делайте что-нибудь! Вы же их не собираетесь отпустить?

- Конечно, нет, но и без ментов разберемся.

Мужчина державший одного из нападавших устрашающи добавил – так разберемся, мама родная не узнает! – Тот застонал.

- По моему, этому я руку или сломал или вывихнул. – Предупредил шофер. – Но вы их все-таки не убейте.

- Жить и ходить будут. – Пообещали деревенские – Но уже не такие крутые, а немножко всмятку.

- Девиц тоже держали, а те от страха теперь боялись рот раскрыть.

- Не бойтесь - Успокоил их один – женщин не бьем. – И презрительно оглядев, добавил - Даже таких, как вы.

За спиной послышался тихий стон депутата:

- Саша...

- Шофер подбежал к раненому. Плечо и рука Семен Семеновича были в крови, а рядом валялся маленький складной нож. Рука сильно порезана и кровь не собиралась останавливаться.

- Сделай что-нибудь, а. – Сжав зубы, просил он.

- Врач есть? – обратился к толпе шофер

Женщины переглядывались. Фельдшера в деревне не было уже почти год.

- Ну что, нет врача? Рана пустяковая, но нужно хотя бы остановить кровь и продезинфицировать.

Из толпы вышла женщина средних лет и девушка лет двадцати в синем беретике. Они подошли к раненому:

- Я училась немного на врача. – Сказала женщина, а Алена тоже училась и работала при фельдшере. Но, правда, не долго.

- Действуйте! – Сказал шофер и отошел в сторону. - Что надо, говорите.

Они посмотрели руку и задумались.

- Что, трудности?

- Да не то чтоб... Просто нету медикаментов. - Сказала девушка.

- А аптека? – спросил Семен Семенович.

- Спрашиваете?! Есть тут у нас одна, но она далеко и возможно закрыта.

Женщина подозвала шофера и что-то шепнула ему. Он снял галстук и отдал ей, потом подошел к деревенским столпившимся на дороге и вернулся с марлей, которую откуда-то достала продавщица «супермаркета», и бутылкой водки. На его вопрос есть ли хоть одна бутылка водки, их нашлось пять. Но понадобилась только одна, и того меньше.

Депутат ни разу не вскрикнул, но очень крепко прикусил губу.

Женщины закончили лечение и встали. Семен Семенович был близок к тому, что бы съесть свою губу, но уже не от боли, а от стыда.

- Спасибо. – Тихо сказал он, внимательно разглядывая землю под ногами.

- Жить будет. – Шутя, констатировала девушка.

Откуда не возьмись рядом, оказалась вчерашняя старушка:

Милок, что ж вы не сказали, что вам ночевать то негде.

- А вы б пустили незнакомых людей? - С недоверием спросил депутат.

- Ну, какие ж вы незнакомые? Мы ж вчера познакомились. А потом, что мне опасаться. Нас в доме знаешь скока! Дочь, зять, внуки… Спаленок тока мало, но что-нибудь нашли бы. Идем, хоть сейчас чайком угощу с моим черноплодным вареньем.

И вдруг, о чудо! Показалась милицейская машина. Шофер выскочил на дорогу и замахал руками. Машина остановилась.

- Братцы, вы откуда, нам сказали, ближайшее отделение милиции в двух часах езды. – Спросил шофер.

- Да мы, как раз оттуда, у нас чуть ли не план перехват ввели. Политик пропал известный, этот, как его?... – милиционер пощелкал пальцами. - Семен…

- Этот? – Указал шофер на хозяина.

- Он! – Вскрикнули оба милиционера одновременно. Как вас сюда занесло, господа?

- Длинная история. - Сказал шофер, усаживаясь в машину – по дороге расскажу.

Один из милиционеров вышел и открыл раненому дверь. – Садитесь, Семен Семенович.

- Подождите минутку, - сказал тот, подошел к старушке с девушкой и что-то сказал. Может «спасибо», может, попросил остальных поблагодарить, но что-то хорошее. Точно не предвыборные обещания. Потом сел в машину, и они поехали домой.



Где-то через пару месяцев, в деревне произошло несколько чудес: Там стали гораздо чаще ходить электрички, вдоль дорог загорелись фонари, а в маленький «супермаркет» завозили только свежий хлеб и молоко.

А еще через пол года, там появился и фельдшер. Говорят, какая-то молодая девушка и даже, ходят слухи, что зарплату ей платят.



М.Стрельцова



Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить
Новых ответов нет


Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 120
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет