On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]


АвторСообщение
администратор




Сообщение: 2269
Зарегистрирован: 18.04.08
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.05.09 23:23. Заголовок: Закавказье: Ключ от всех дверей


Закавказье: Ключ от всех дверей

Когда 23 апреля 2009 года министерства иностранных дел Армении и Турции обнародовали совместное заявление о первых шагах к примирению двух стран, это вызвало бурю эмоций в странах Закавказья и далеко за их пределами. Днем позже в обращении к армянскому народу Барак Обама использовал армянское выражение «Метц Ехерн» (используемое как эквивалент слова «геноцид») – и это тоже вызвало массу споров в регионе. Но что точно бесспорно, так это пристальное как никогда внимание США к Закавказью – в том числе к Армении, традиционно считавшейся ближайшей союзницей России. Чем вызвано такое внимание, чем оно может закончиться и куда приведет регион такая активность США?

«Футбольная дипломатия» против «похоронной»

Прошедшие под патронажем западных стран переговоры между Арменией и Турцией и последовавшие затем заявления Обамы действительно взорвали общественное мнение региона. В оппозиционной армянской прессе договоренности с Турцией назвали «деструктивной дипломатией» и «программой поэтапной капитуляции армянской государственности». Азербайджанские политологи заговорили о «международном заговоре против тюркского мира», а из Баку стали раздаваться угрозы прекратить поставки газа в зависимую от импорта энергоресурсов Турцию. В США турецко-армянские договоренности назвали главным достижениемпервых ста дней президенства Обамы, а в прессе России – попыткой оторвать Ереван от Москвы и даже поводом для охлаждения отношений с Вашингтоном, которые вроде бы начали налаживаться. Кажется, говорить стоит уже не столько о том, кто из ведущих держав региона выиграл от этих переговоров, сколько о том, кто больше проиграл.

В действительности, ситуация для всех игроков намного оптимистичнее и намного сложнее одновременно. Так, в Армении договоренности с Турцией спровоцировали жесткую критику со стороны оппозиции и выход партии «Дашнакцутюн» из правящей коалиции. Некоторые армянские оппозиционеры и вовсе потребовали отставки руководства страны, а форум общественности Нагорного Карабаха воспринял известие о переговорах «с тревогой и разочарованием».

Впрочем, для руководства Армении не все так плохо. Действительно, многие армянские журналисты и политики нелестно отозвались о переговорах с Турцией. А лидер армянской оппозиции, экс-президент страны Левон Тер-Петросян, выступая перед своими сторонниками 1 мая, очень резко отозвался о позиции действующего главы государства: «Сегодня Серж Саргсян ради продления своей власти продал Геноцид. Для достижения этой цели он продаст и Нагорный Карабах». Однако стоит вспомнить, что сам Тер-Петросян как раз всегда являлся последовательным сторонником сближения Еревана и Анкары, о чем не преминул напомнить в те же самые дни. А его собственная активность на поприще сближения с Турцией заставила главу Ассоциации армянских политологов Амаяка Ованнисяна едко окрестить политику экс-президента «похоронной дипломатией», в память о визите Тер-Петросяна на похороны турецкого президента Тургута Озала в 1993 году – и в противовес «футбольной дипломатии» с визитом турецких лидеров на футбольный матч в Ереван. Что касается «Дашнакцутюн», то их выход из правящей коалиции был вполне ожидаемым. Пребывание в оппозиции даст им больше пространства для маневра перед выборами мэра и городского совета Еревана. При этом к оппозиционному Армянскому национальному конгрессу они все равно не присоединятся, помня о том, что именно его глава Тер-Петросян в годы своего президентства запретил их партию. А вот хорошие отношения между властью и «дашнаками» все равно сохранились. Об этом говорят и заявления лидеров этой партии, и сохранение за ее представителями постов руководителей парламентских комитетов даже после выхода из правящей коалиции.

С другой стороны, пойдя на переговоры, Армения поспособствовала охлаждению отношений Турции и Азербайджана. А делая шаги навстречу США, продемонстрировала России, что может и не ограничиться отношениями с ней. Ведь и российское руководство подчас предпочитало забывать о реакции Армении, скажем, фактически соглашаясь с принадлежностью Нагорного Карабаха Азербайджану, как это сделал в ходе своего визита в Баку в июле 2008 года Дмитрий Медведев, призвав урегулировать карабахский конфликт «на основе принципа территориальной целостности и нерушимости границ государств». Медведева тогда, скорее всего, интересовали контракты с азербайджанской стороной для «Газпрома» – у Армении ведь нет запасов углеводородного сырья, как у тюркского соседа. Так что любые шаги Армении по выходу из блокады или по сближению с США напомнили бы Москве, что ей следует ценить своего наиболее последовательного союзника в Закавказье.

Наконец, если бы Армении удалось разблокировать границу с Турцией, это позволило бы ей уже гораздо меньше зависеть от Грузии, через территорию которой проходит связь этой страны с Россией. Более того, в этом случае кардинально изменился бы тон общения двух стран. Например, совсем по-другому встал вопрос о грузинском регионе Джавахетия, где проживает большой процент армянского населения (более 50 % в регионе в целом и около 90 % в Ахалкалакском и Ниноцминдском районах). Недавно в Грузии был осужден армянский политический активист Ваагн Чахалян из этого региона, что вызвало возмущение армянских организаций разных стран мира (включая известную влиятельной армянской диаспорой Францию), но власти самой Армении отреагировали на это событие довольно глухо. Но, утрать Грузия свое транзитное значение для Еревана, опасаться влияния соседки в населенном армянами регионе пришлось бы уже Тбилиси.

Дамоклов меч Эрдогана

В более сложном положении находится Турция. Сделав шаги навстречу Армении, она рискует испортить отношения со своим ближайшим закавказским союзником – Азербайджаном. Некоторые эксперты утверждают, что примирение с Арменией позволит Турции меньше зависеть от транзитной роли Грузии. В какой-то мере это действительно так. Однако режим Саакашвили является давним партнером Турции, так что большой необходимости его ослаблять, тем более ценой ссоры со стратегическими союзниками, у Анкары нет. А кроме того, значение Грузии снизится только в том случае, если Армения примирится и с Азербайджаном – ведь только в этом случае у грузинского транзита в Азербайджан появится армянская альтернатива. Впрочем, до примирения Еревана и Баку пока далеко.

Правда, нельзя сказать, что последствия ссоры с Азербайджаном для Турции окажутся фатальными – скажем, две трети газа для своих нужд эта страна все равно получает из России, через газопровод «Голубой поток». Тем не менее, Анкара явно не желает ссориться с Баку. Так, начальник генштаба вооруженных сил Турции Илькер Башбук, выступая перед журналистами, подчеркнул, что «открытие армяно-турецкой границы должно происходить одновременно с выводом армянских войск из Карабаха». При этом высокопоставленный военный заявил, что такое мнение уже озвучивал и Реджеп Эрдоган. В обращении к турецкому народу (явно адресованному Азербайджану) турецкий премьер сказал: «Мы не предпримем шаги, которые могут огорчить наших азербайджанских братьев. Наоборот, на международной арене мы постоянно поднимаем вопросы относительно решения проблем Азербайджана. Я предупреждаю те силы, которые пытаются испортить отношения Азербайджана и Турции: пусть зря не стараются, у них все равно ничего не получится».

Кроме того, по поводу самих переговоров с Арменией ряд влиятельных турецких газет выдвинули версию, что они произошли под давлением США. Так, турецкая газета «Hurriyet» подчеркивает, что Госдепартамент США специально форсировал турецко-армянские переговоры, чтобы первый визит Барака Обамы в Турцию (и первые сто дней его президенства) был ознаменован значительным успехом. Впрочем, создается впечатление, что это может быть и отговоркой для азербайджанской стороны – ведь переговоры между Арменией и Турцией велись уже давно.

Возможно, уступчивость турецкой стороны вызвана двумя взаимосвязанными вещами: страхом гражданского руководства страны перед возможностями военных и желанием правительства привести свою страну в Евросоюз. Как известно, у власти в Турции находится исламская Партия справедливости и развития (ПСР). Между исламистами и военными, традиционно защищающими светский путь развития Турции, всегда были натянутые отношения, а правление предыдущей происламской партии «Рефах» закончилось ее запретом Конституционным судом в 1998 году. Состоявшиеся в марте этого года муниципальные выборы в Турции показали, что, хотя ПСР и сохраняет свои позиции в качестве ведущей политической силы в стране, ее влияние по сравнению с предыдущими выборами упало, что делает партию более уязвимой. В свою очередь, вступление Турции в ЕС могло бы сделать военный переворот маловероятным. И в том, и в другом случае нынешнее правительство Турции может найти поддержку у США. В частности, когда в марте прошлого года в турецкий Конституционный суд был подан иск о запрете ПСР, представитель Госдепартамента США, оценивая складывающуюся ситуацию, указал на «необходимость с уважением относиться к мнению и пути, выбранному турецким избирателем», фактически поддержав исламистов. А в ходе саммита НАТО уже нынешний президент Барак Обама встречался со своим французским коллегой Николя Саркози, главным противником вступления Турции в ЕС, и пытался уговорить его изменить свое мнение – пока безуспешно. Уступки Армении могли бы стать ценой за поддержку ПСР со стороны американского правительства и вступление в ЕС. Тем более что Саркози тесно контактирует с влиятельной армянской общиной Франции – может быть, уступки Армении смогут поколебать его позицию по «турецкому вопросу»?

Определенные выгоды урегулирование отношений с Арменией принесло бы и Азербайджану. Если бы в итоге Баку и Еревану удалось урегулировать свои взаимоотношения, Азербайджан получил бы возможность вступить в НАТО – со всеми вытекающими отсюда выгодами.

Снова против Ирана или история повторяется

Судя по всему, США всерьез взялись за Закавказье, причем особенно активно – за Армению. Началось это, естественно, не при Обаме: Информационный центр НАТО в Ереване действует уже давно, а американская сторона активно работает с молодыми армянскими учеными и интеллигенцией. Да и переговоры между Арменией и Турцией велись еще в 2008 году. Тем не менее, именно при новом американском президенте США так плотно взялись за Закавказье вообще и Армению в частности. Недаром Обама затронул армянскую тему еще в ходе предвыборной кампании, заявив: «Если я стану президентом, то американская помощь в борьбе против терроризма и экстремистов нашему верному партнеру Армении будет продолжена… Америка достойна такого лидера, который скажет правду о геноциде армян и эффективным образом отреагирует на все геноциды».

Причем Вашингтон готов применить против Еревана не только «пряник», но и «кнут». Так, недавно американская администрация объявила о сокращении объема финансовой помощи Армении на 2010 фискальный год, а Нагорному Карабаху отказала в предоставлении гуманитарной помощи вовсе. Кроме того, в 2010 году американская администрация нарушит паритет на финансовую помощь Азербайджану и Армении – первый получит больше финансовой помощи на военные нужды, и два раза больше средств в рамках программы военного обучения (IMET). Конечно, сами суммы этой помощи не так уж велики (3 миллиона долларов для Еревана и 4 миллиона – для Баку), однако этот шаг носит важный символический характер, напоминая, на чьей стороне могут оказаться США, если Армения не будет уступчивой.

Судя по всему, интерес США к Закавказью в целом станет одним из приоритетных в ближайшие годы. Во-первых, это и источник углеводородного сырья (сосредоточенного на азербайджанской территории), и окно в Центральную Азию, где сосредоточены еще большие энергетические ресурсы. Конечно, этот аспект важнее для Европы, но именно поэтому США берет под контроль крупное транзитное звено – кстати, одновременно и контролируя страны ЕС, и оказывая им услугу – ведь до сих пор они показывали неспособность решать подобные задачи самостоятельно.

Во-вторых, Закавказье – это путь к мягкому подбрюшью России, ее самой уязвимой территории – Северному Кавказу.

А в-третьих, контроль над Закавказьем – это возможность выйти в тыл Ирану. И вот это, пожалуй, самый интересный аспект армянской дипломатии Обамы. Важное объяснение того, почему усилия Вашингтона сосредоточены именно на Армении, а не на гораздо более многопрофильном Азербайджане. Дело в том, что Армения – многолетний и важный союзник Ирана. Иран неоднократно субсидировал армянскую экономику, а 20 апреля 2009 года Ереван получил новый иранский кредит. Существуют совместные инфраструктурные проекты, например, строительство железнодорожной ветки Иран–Армения. Иранские порты предоставляются для транзита армянских грузов. Иран является важным источником поставок газа для лишенной собственного углеводородного сырья Армении. В иранском парламенте именно армянские депутаты занимают квоту, предусмотренную для христианской общины страны. Интересно, что самой влиятельной силой среди иранских армян является Армянская революционная федерация «Дашнакцутюн» – а именно эта партия очень резко отреагировала на армяно-турецкие переговоры.

Приход к власти Обамы прошел под знаком примирительных жестов в сторону Ирана. Однако это не значит, что американская администрация готова без всякой задней мысли раскрыть свои объятия иранской стороне. Иран остается геополитическим соперником США, и излишний рост его влияния им невыгоден. Поэтому, скажем, американская сторона вела столь активные переговоры с Сирией – причем опять же еще до вступления Обамы в должность. США явно собираются оторвать Тегеран от Дамаска. Это очень сложно, конечно, но вовсе не невозможно. Пусть и сказал в 2007 году духовный лидер ИРИ Али Хаменеи, что Сирия и Иран служат друг для друга «стратегической глубиной», пусть и существуют между ними важные экономические связи, но и периоды охлаждения отношений между Тегераном и Дамаском тоже были, да и поводы для противоречий есть. Скажем, в 1980-е годы в Ливане были случаи столкновений между расквартированными в стране сирийскими войсками и силами проиранской «Хизбаллы» (причем, по некоторым данным, с участием «стражей исламской революции» Ирана).

Между прочим, ситуация вокруг Азербайджана также может быть связана с иранским вопросом. Если отношения Баку и Анкары сегодня испортятся, Вашингтон сможет оказывать гораздо большее влияние на Азербайджан напрямую. В том числе – и в рамках иранской политики. Правда, слабым местом всех этих вашингтонских конструкций является карабахский вопрос – однако ситуацию в этой сфере стоит обсуждать в рамках отдельной статьи.

Закавказье в принципе издавна было местом противоборства великих держав. Ведь это «ключ от всех дверей» в ближайшие регионы. Но таким же камнем преткновения, в частности, становилась и Армения. Скажем, поздняя античность и раннее средневековье прошли под знаком противостояния из-за влияния в Армении Ирана и Римской (позже – Византийской) империи, которую так часто сравнивают с США. Это противостояние длилось до самого падения сасанидского Ирана и ухода из региона Византии – так что, похоже, и «большая игра» вокруг Еревана с участием Вашингтона, Тегерана и других участников будет длиться еще очень долго.


Михаил Нейжмаков


Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить
Новых ответов нет


Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 120
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет