On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]


АвторСообщение





Сообщение: 506
Зарегистрирован: 29.01.09
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.04.09 05:02. Заголовок: Политолог Сергей Черняховский прокомментировал ситуацию в Ленинградском отделении КПРФ


Политолог Сергей Черняховский прокомментировал ситуацию в Ленинградском отделении КПРФ

Призыв ленинградских членов и активистов КПРФ к проведению досрочного съезда партии, публикация «Манифеста Обновления» (Ленинградский Манифест) – все это становится серьезным рубежом во внутренних неурядицах, расколах, отколах и скандалах, которые все чаще демонстрируют внутренние проблемы и нездоровье этой некогда крупнейшей партии страны.


Скандал вокруг событий в Ленинградской организации КПРФ уже несколько месяцев привлекал к этой партии внимание наблюдателей, поскольку, в своем нынешнем состоянии и при своем нынешнем курсе партии Зюганова просто больше нечем заинтересовать общество.

Настойчивые попытки окружения Зюганова расправится с ленинградской парторганизацией за ее стремление оставаться в рамках коммунистической идеологии и оппонировать национализму высшего партийного руководства уже привели к радикальному изменению состава Президиума ЦК осенью 2008 года, когда из его состава были выведены почти все руководители, спасшие Зюганова во время предыдущего внутрипартийного кризиса 2004 года, погрому в рядах ленинградской парторганизации, устроенному представителями нового Президиума, и провалу КПРФ на муниципальных выборах в северной столице этой весной. КПРФ там получила 27 мандатов из почти 1500 возможных – 1,82 %.

Собственно, это далеко не первый разгром региональных организаций КПРФ усилиями ее руководства – Ленинграду предшествовали Бурятия, Кемерово, Татарстан. Причем кемеровскую организацию громят уже второй раз за последние десять лет.

Сам «Ленинградский Манифест» по своему объему и кругу рассматриваемых вопросов далек и от собственно «Манифеста Коммунистической партии» 1848 года, и от претензии на тот или иной вариант программного документа. В нем всего несколько страниц.

Но именно минимализм его объема в данном случае является определенным достоинством. Собственно, кроме призыва к чрезвычайному съезду КПРФ, там всего четыре основные позиции:

развивать марксизм в рамках его собственной теоретической доктрины, отказавшись от национализма, идеалистических и сумбурных псевдотеоретических построений руководства партии;
провести демократизацию внутрипартийной жизни, лишить Президиум ЦК права распускать региональные организации и их руководящие органы, по своему усмотрению нарушать Устав и оказывать внеуставное давление на парторганизации и коммунистов;
провести ротацию партийного руководства и сделать ее постоянной, высказать недоверие дискредитировавшим себя партийным руководителям, для контроля за руководящими органами создать Партийный суд Чести;
четко определить границы возможных компромиссов с властью, отказавшись от роли «агентства по оказанию услуг» последней, пополнить руководящие органы партии представителями рабочего класса, под которым понимаются не только лица физического труда, но все, лишенные средств производства и вынужденные продавать свою рабочую силу.
Четыре внятные позиции, не вторгающиеся в область существующих внутрикоммунистических споров о теории, трактовках Маркса и Ленина, роли тех или иных руководителей коммунистического движения в разные эпохи. В этом смысле «Ленинградский Манифест» – это манифест неких минимизированных требований, направленный на объединение различных коммунистов, в том случае, если они принимают базовые положения данной идеологии.

Сложно сказать, чем кончится инициатива ленинградских членов КПРФ. До сих пор руководству КПРФ удавалось удерживать контроль над региональными организациями и подавлять все выступления, требовавшие возврата партии на марксистские и интернационалистские позиции.

Но, как показывает история существования КПРФ, эти кризисы и это недовольство партии нынешним руководством возникают уже с закономерностью смены времен года. Руководство партии раз за разом подавляет это недовольство. С одной стороны, ему приходится раз за разом наносить удар по собственному активу, с другой – это недовольство возникает снова и снова, хотя постоянные внутрипартийные расправы многогранно сократили состав КПРФ за полтора десятка лет ее существования. В 1993 году, когда КПРФ образовывалась, говорилось о 600 тыс. ее членов. Сегодня – максимум 150 тыс. Падение в четыре раза – и неправда, что это «убыль по биологическим причинам». Это разгромы рядов собственным руководством, это уход разочаровавшихся, это отколы, расколы и т.д. Руководители КПРФ вообще с презрением относятся к рядовым коммунистам и на вопросы о судьбе ушедших и исключенных высокомерно отвечают: «Нам такие коммунисты и такие парторганизации не нужны».

Вся история КПРФ – это история подавления руководством тех или иных внутрипартийных инициатив и движений, история постоянно возникающего и постоянно подавляемого недовольства.

Собственно говоря, руководство и значительная часть актива КПРФ – это не те люди, которые восстанавливали партийные структуры после их запрета Ельциным в период действия этого запрета, а те, кто прошел перерегистрацию в КПРФ после отмены запрета Конституционным судом в ноябре 1992 года. Те, кто согласился остаться коммунистами тогда, когда это было официально разрешено властью. Коммунисты по разрешению.

Зюганов стал руководителем КПРФ не потому, что возглавил борьбу за ее восстановление, не потому, что организовывал партийные структуры и боролся за явочное возрождение КПСС в условиях запрета. Он стал фигурой, относительно случайно возникшей тогда, когда осенью 1992 – весной 1993 года в КПРФ развернулась борьба между радикальными сторонниками возрождения КПСС, действовавшими еще в период запрета и шедшими за Алексеем Пригариным, и умеренными коммунистами, отстаивавшими идею восстановления исключительно российской компартии, шедшими за Валентином Купцовым. В итоге, по предложение небезызвестного Альберта Макашова и при содействии давно ушедшего на службу к Березовскому Ивана Рыбкина лидером КПРФ был избран третий – Зюганов.

Это не значит, что Зюганов плохой сам по себе. У него, как у каждого, есть свои плюсы, и немалые, и свои минусы. И от чисто человеческого доброго чувства к нему избавится сложно. Это просто значит, что борьба умеренных и радикальных коммунистов закончилась тогда, в 1993 году победой националистов.

В 1993-95 годах КПРФ сотрясала борьба сторонников восстановления КПСС и сторонников исключительно российской структуры. Она закончилась тем, что руководство КПРФ вынуждено было, оговорив себе огромные уступки, вплоть до изменения Устава и Программы, признать себя в составе Союза Коммунистических партий – КПСС. Но значительная часть сторонников КПСС покинула ряды КПРФ – большей частью уйдя в никуда.

В 1996-98 годах КПРФ сотрясала борьба со сторонниками «марксистско-ленинской платформы» Ричарда Косолапова. В результате партия в эти годы сохранила отчасти традиционную марксистскую риторику и формальные начала классового подхода. Правда, сам Косолапов все же был отстранен от участия в работе высших органов КПРФ.

В 1999 году руководству КПРФ отказали в доверии калининградская и кемеровская партийные организации – в результате Президиуму пришлось срочно организовывать погром в их рядах, избавляясь от большинства, и сколачивая меньшинство в подобие организации – как в этом году это было в Ленинграде.

В 2000 году деятельность Зюганова была осуждена руководством СКП-КПСС, а в 2001 году Политисполком Совета Союза Компартий-КПСС сделал попытку организовать в рамках провозглашенного Союзного Государства России и Белоруссии объединенную компартию. Однако встретил ожесточенное сопротивление как сторонников Зюганова в КПРФ, так и части Секретарей СКП-КПСС, собственного правого крыла. При поддержке последних Зюганову удалось формально сместить старое руководство Союза Компартий (который, по сути, раскололся и перестал существовать в прежнем виде) и лично возглавить его остатки, после чего СКП-КПСС окончательно перестал существовать как фактор политической жизни.

Жизнь шла дальше, КПРФ терпела поражение за поражением, недовольство ее руководством нарастало уже и среди тех, кто ранее его безусловно поддерживал. В 2003-2004 годах она вновь оказалась на грани раскола. И правые, во главе с со сторонниками недавнего союзника Зюганова Геннадия Семигина и частью «красных губернаторов», и левые, во главе с Секретарем ЦК Сергеем Потаповым и Первым Секретарем МГК КПРФ Александром Куваевым, попытались вместе выступить против зюгановцев.

Первые были недовольны конфронтацией КПРФ с властью. Вторые – постоянными соглашениями с ней.

Первые пугали сторонников вторых, вторые – власть и сторонников первых. В результате большая часть левых встала на защиту Зюганова против Семигина, а власть, испугавшись левых союзников последнего, обошла этот проект своим вниманием и предпочла искать общий язык с Зюгановым, но на тех условиях, которые вытекали из его нарастающих поражений. Во многом Зюганова тогда спасли сторонники популярного в партии Ивана Мельникова, принявшего его сторону.

Под влиянием спасших его «левых» Зюганов в 2004-2005 годах подвинулся в их сторону. Но после ряда успехов на региональных выборах, которых для него добились «левые», решил, что новые успехи у него в кармане, и руководство КПРФ вновь развернулось вправо, к национализму.

Из партийного руководства стали изгоняться пришедшие в него в 2003-2004 годах молодые активисты, была развернута так называемая «борьба с неотроцкизмом», признана приоритетность для КПРФ «русского вопроса», нанесен удар по стоявшей на левых позициях и выигравшей региональные выборы ленинградской организации. Наконец, были изгнаны из Президиума ЦК левые сторонники Мельникова, спасшие Зюганова в 2004 году. Сейчас готовится разгром московской парторганизации.

Все это значит, что кризис в КПРФ стал хроническим. Можно ли вылечить и модернизировать эту партию, как это надеются сделать ленинградские коммунисты? Это крайне сложный вопрос. Если бы все левые, понимающие порочность и тупик курса КПРФ, выступили не порознь на протяжении всех этих кризисов, а одновременно, может быть, они бы уже победили. Если бы все те, кого нынешнее руководство выжило и выгнало из партии, вышли из нее сразу, то они давно создали бы нормальную, сильную, современную коммунистическую партию. Но их привязанность к своим партийным рядам, их вера в «Величественное слово ПАРТИЯ», их высокая инертность столь сильны, что они созревают по частям – и позволяют партийному руководству расправляться с ними также по частям.

Вместе с тем, те, кто сопротивляется перерождению, кто пытается защитить честь коммуниста от позора, которым покрыта деятельность КПРФ, делают хорошее дело. Можно, наверное, не разделять их убеждения, но нельзя не уважать их преданность своей идее и желание сохранить ее в чистоте. Ленинградских коммунистов можно уважать уже за то, что они перестали признавать за руководством партии право решать, кто в партии «свой», а кто «чужой», и попытались дать по рукам переродившимся партийным бюрократам.

Сергей ЧЕРНЯХОВСКИЙ,
научный руководитель отделения политологии и заведующий кафедрой общей политологии, экополитологии и глобалистики, профессор Международного независимого эколого-политологического университета, доктор политических наук



Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить
Ответов - 4 [только новые]







Сообщение: 3
Зарегистрирован: 28.11.10
Откуда: Россия, Таксимо
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.12.10 19:11. Заголовок: Бывший патийный функ..


Бывший патийный функционер, возглавлявший до контрреволюционного переворота парторганизацию Бурятской АССР, Потапов при"демократах" два срока исполнял обязанности президента Бурятии. При нём развалилось сельское хозяйство, в прошлом самодостаточной республики, и в Бурятию потекло поганое импортное продовольствие. Даже овец всех порезали и стали завозить баранину из Новой Зеландии и Австралии. При Потапове приватизировали все крупные, в том числе и оборонные, предприятия, а недра, прежде всего золоторудные месторождения, обрели зарубежных хозяев, в частности богатейшее месторождение Ирокинда, найденное и детально разведанное геологами при Советской власти, продано было за гроши канадцам. Можно только догадываться, каковы были суммы откатов! Так вот этот непотопляемый сверхбогатый Потапов, получающий скромную трёхмиллионную пенсию, вдруг всупил в лоно КПРФ. Это каким же хамелеоном надо быть старому пердуну, чтобы сделать подобный "оверкиль" ! Поскольку этот путинский ставленник ничего просто так не делает, как и лидер КПРФ Зюганов, значит всё было согласовано с В.В.П. Отсюда полнейшее недоверие рядовых трудящихся к КПРФ и её руководству, которому коммунисты республики нужны, когда надо идти на выборы и за зюгановских выдвиженцев агитировать и голосовать, а потом мы, коммунисты, их не видим и не слышим. Чем занимается республиканская верхушка КПРФ, мы в районах не знаем, с нас только требуют по телефону отправку в Улан-Удэ взносов, да призывают агитировать за подписку на "Правду", которую никто не читает, потому что там одно пустобрёхство и идеологический порожняк. КПРФ - это партия капээсэсовских пенсионеров и проплаченных зюгановцев, у которой нет будущего.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить
администратор




Сообщение: 7826
Зарегистрирован: 18.04.08
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.12.10 22:42. Заголовок: Вы значит пробились ..


Вы значит пробились на наш форум. Очень рад! Познакомьте наших читателей и участников с вашими рубаи. Сообщаю, что в последнем номере "СРД- Встань и иди" помешены великолепные стихи А.Пугаченкова. К сожалению мы не сопроводили эти рубаи подписью автора.

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить
постоянный участник


Сообщение: 374
Зарегистрирован: 08.02.09
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.12.10 21:42. Заголовок: СОВЕТСКИЕ КОММУНИСТЫ..


СОВЕТСКИЕ КОММУНИСТЫ о необходимости активного противодействия агрессивному наступлению антисоветского и антикоммунистического мракобесного клерикализма РПЦ


[]Сегодня, 14:22 - Автор: []egromov http://tol-nabat.org.ua/main/3576-sovetskie-kommunisty-o-neobhodimosti-aktivnogo-protivodeystviya-agressivnomu-nastupleniyu-antisovetskogo-i-antikommunisticheskogo-mrakobesnogo-klerikalizma-rpc.html<\/u><\/a>

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить
администратор




Сообщение: 7989
Зарегистрирован: 18.04.08
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.12.10 03:22. Заголовок: Москва без КПРФ 23..


Москва без КПРФ

23 декабря 2010

Сергей ЧЕРНЯХОВСКИЙ.

В субботу, 18 декабря прошла городская конференция партии, избравшая новый состав горкома. Ее особенность заключается в том, что прежнее руководство городской организации было объявлено распущенным сначала Президиумом, а затем и Пленумом ЦК КПРФ. Для подготовки отчетно-выборной конференции был создан Оргкомитет ЦК во главе с его секретарем по оргработе Валерием Рашкиным. Однако, когда оказалось, что уже избранные делегаты конференции не поддерживают ни скандальное решение ЦК, ни деятельность абсолютно чуждого городской организации Оргкомитета, их мандаты были аннулированы, структура городской организации изменена, а состав делегатского корпуса определен под жестким контролем Оргкомитета.

В отличие от питерской организации, подвергнутой разгрому зюгановским руководством двумя годами ранее, в московской не было "опорных районов", оппозиционных городскому руководству и апеллирующих к ЦК. Хотя часть членов Бюро МГК, желающая возглавить городскую организацию, регулярно писала в ЦК доносы, упрекая горком в пресловутом "неотроцкизме", серьезной опоры в городе она не имела. Не пользовался авторитетом в Москве и практически самозваный Оргкомитет ЦК. Насколько наглыми и антиуставными были действия ЦК и данного Оргкомитета, можно судить по открытому выступлению против них Егора Лигачева, всегда выступавшего за единство КПРФ и защищавшего Зюганова от критиков.

Поскольку реально завоевать авторитет в городской парторганизации Оргкомитет так и не смог, структуры ее по существу были уничтожены, а сам Оргкомитет, собрав две с половиной сотни послушных членов организации, объявил их делегатами конференции, которые, в свою очередь, объявили его руководство руководством городской организации.

Первым секретарем стал тот же Валерий Рашкин, выходец из Саратова, в прошлом – секретарь саратовского обкома КПРФ и секретарь ЦК по оргработе. В основном он известен тремя вещами: циркулирующими слухами о его связях с рядом саратовских криминальных групп, полной беспомощностью в 2004 году, когда Зюганова чуть было не сместила с его поста часть прежнего руководства КПРФ, и злыми карательными акциями в различных региональных парторганизациях, проявлявших самостоятельность, несогласных с националистическим вектором нынешнего руководства КПРФ, и критиковавших Зюганова за многочисленные поражения, к которым он привел свою партию.

Московская организация компартии, по существу, прекратила свое существование
Секретарями МГК стали А. Потапов, Е. Доровин, В. Родин и А. Клычков. Последний был инкорпорирован в московскую организацию, к которой ранее никогда не имел отношения, перед выборами МГД, и по требованию Зюганова возглавил там партийную фракцию. Первоначально предполагалось, что именно его Зюганов и готовит на роль первого секретаря МГК. Однако в ходе работы оказалось, что на данном этапе и при нынешнем отношении московских коммунистов к Зюганову и ЦК он не сможет держать организацию под контролем. Нужна была более сильная фигура. Для Рашкина же личный контроль над московской организацией означал получение дополнительных ресурсов внутренней борьбы в КПРФ, плюс – возможность попытаться отобрать базу поддержки у первого зампреда партии Ивана Мельникова. Москва для него – этап в борьбе за лидерство в партии и за пост преемника Зюганова.

Потапов, Доровин, Родин – это ветераны московской городской парторганизации и внутрипартйной борьбы. Они всегда считали себя недооцененными в парторганизации, всегда были вовлечены в эпицентр интриг и неоднократно переходили из лагеря в лагерь, предавая своих прежних союзников. И именно они неоднократно писали доносы и обращения в ЦК, требуя смещения прежнего руководства, как "неотроцкистского". Разумеется, они полагали, что кто-то из них станет новым первым секретарем. Но их ожидания вновь оказались напрасными: прежние посты им оставили, а вот повышения не дали.

В целом, над Москвой теперь установлен своего рода "протекторат варягов", а замена москвича Уласа на иногороднего Рашкина в чем-то стала партийным аналогом замены Лужкова на Собянина. Не говоря уже о том, что Рашкин считается партийным функционером, наиболее тесно связанным с администрацией президента.

Он пятый руководитель московской городской организации КПРФ с момента ее восстановления/образования в феврале 1993 года. Первым был Алексей Пригарин, занимавший тогда пост председателя Временного исполнительного комитета городской организации КПРФ/КПСС. Он и Валерий Шанцев тогда были наиболее вероятными кандидатами на пост уже постоянного руководителя московской городской организации.

Дело в том, что первоначально она возникла как объединение трех составляющих:

*

Коммунистов и структур, работавших под руководством информбюро МГК КПСС во время запрета последней и выступавших за возобновление деятельности КПСС.
*

"Разрешенных коммунистов" – людей, подчинившихся запрету КПСС, объявленному Ельциным и возобновивших свою партийную деятельность после отмены запрета под руководством Купцова и Зюганова, которых в Москве представлял Шанцев.
*

"Ленинской платформы в РКРП" – бывших сторонников Виктора Анпилова, под руководством Р. Косолапова включившихся в процесс создания КПРФ.

Последняя составляющая поддержала сторонников КПРФ и Зюганова, в результате чего им удалось одержать верх над сторонниками КПСС.

Противостояние между кандидатурами Пригарина (сторонники КПСС) и Шанцева (сторонники КПРФ) окончилось тем, что под давлением Зюганова руководителем московской организации стал Александр Шабанов, близкий к лидеру КПРФ по "патриотическим объединениям". Однако он не смог удержать организацию под контролем, к тому же начал критиковать самого Зюганова.

В результате, на альтернативных выборах 1994 года первым секретарем МГК КПРФ был избран Александр Куваев, в советское время занимавший посты первого секретаря Ленинского РК ВЛКСМ, а затем – первого секретаря КПСС этого же района. Его конкурент – Владимир Лакеев, представлявший "Ленинскую платформу", стал секретарем по оргработе, и оставался им до роспуска городского руководства в 2010 году.

Московская городская организация была одной из самых левых, и, в тоже время, – самых интеллектуальных и современных в КПРФ. Поэтому и она, и ее руководители, кто бы ими ни был в данный момент, всегда оказывались активнее, умнее и энергичнее руководства КПРФ в целом, и постоянно оппонировали ему. При этом большая часть ее членов и ее актива состояла из людей, в той или иной форме ведших партийную работу в условиях запрета компартии. Поэтому они всегда были более самостоятельны и не склонны к слепому подчинению Зюганову.

Над Москвой со стороны КПРФ установлен своего рода "протекторат варягов"
Уже к началу 2000-х Куваев стал оппонировать последнему, и многие предполагали, что именно он станет будущим лидером партии. В 2004 году он выступил за смещение Зюганова, но организация тогда поддержала последнего и осудила проведенный его противниками альтернативный съезд партии. В ходе противостояния первым секретарем при поддержке Зюганова стал руководитель парторганизации северного округа Москвы, полковник авиации Владимир Улас. Последний не вступал в прямое противостояние с Зюгановым, но, отражая левые и антинационалистические взгляды городской парторганизации, выступал против правого крыла руководства партии, устроившего погром в ряде региональных парторганизаций. На последнем съезде он был устранен из Президиума ЦК, как и остальные представители левого крыла в КПРФ, ориентировавшиеся на поддержку Ивана Мельникова, а в этом году – лишен своего поста в московской организации.

Теперь организацию возглавил Рашкин. Из пяти ее нынешних секретарей двое – не москвичи, а трое – всегда предававшие своих союзников перебежчики. Те же Родин и Доровин начинали еще с поддержки сторонников КПСС, потом перешли к Зюганову и поддержали Шабанова. Доровин пытался выдвигаться на пост первого секретаря как минимум дважды, рассчитывая оказаться своим и для тех, кого он предавал, и для тех, к кому он переходил, но в результате его не поддержали ни те, ни другие. Затем Родин и Доровин поддерживали Уласа в борьбе с Куваевым, а теперь – Рашкина в борьбе с Уласом.

С каждым витком борьбы и с каждым ударом, который зюгановское руководство наносило по московской организации, она сокращалась и слабела. В 1992 году, когда по инициативе информбюро МГК КПСС городская парторганизация возобновляла свою деятельность, она насчитывала около 20 тысяч человек. В последние годы в ней было в лучшем случае 5-6 тысяч. На сегодня круг людей, поддерживающих новое руководство и представленных на прошедшей конференции, составляет не более 500 человек. И те, кто в ней намерен остаться – это наивные люди, которые с каждым партийным кризисом уверяют, что хотя они не согласны с происходящим, но сохранят "верность партии" с тем, чтобы внутри нее бороться за "оздоровление". Так они и борются уже 18 лет.

На сегодня можно сказать, что городской парторганизации в Москве у КПРФ больше нет. Хотя, разумеется, партия всегда сумеет предоставить бумаги, согласно которым, в ней значится не одна тысяча человек.


--
Best regards,
Лаборатория_Политических_и_Социальных_Технологий

Спасибо: 0 
Профиль Цитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 120
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет