On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]


АвторСообщение
cccp
администратор




Сообщение: 838
Зарегистрирован: 18.04.08
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.02.09 20:52. Заголовок: ЛЕНИНИЗМ


В.С.Марков, сопредседатель Комитета в защиту В.И.Ленина.
Идейно-политические аспекты мирового финансового кризиса
(текст выступления на конференции в Горках Ленинских 24 января 2009 года)
Прежде всего, следует, по-моему, отбросить некоторые распространенные неточности в оценке данного кризиса.
Во-первых. Неправильно рассматривать его как только либо как преимущественно финансовый. Ему предшествовал уже начавшийся циклический кризис капиталистического производства (вызвавший, кстати, ажиотажный спрос на т.1 «Капитала» К.Маркса и некоторые другие его произведения, где финансовые кризисы, как известно, не рассматривались). Вопрос лишь в том, как возникло это «дополнение» к обычному циклическому кризису: было ли оно неожиданным и какими-то новыми объективными причинами обусловленным (и тогда это могло бы послужить началом научного исследования новой формы кризиса), или же финансовый кризис был наложен на уже начавшийся, так сказать, «в плановом порядке», создан искусственно. Я склоняюсь ко второму варианту. Финансовый кризис был организован, в частности, для того, чтобы компенсировать убытки крупнейших промышленно-финансовых групп за счет других вкладчиков и получателей кредитов – независимо от того, частные это лица и компании или государства с их бюджетами. Публично же инициаторы кризиса представляются такими же жертвами несчастного случая, как и большинство реальных жертв авантюристической политики рвущегося к всевластию финансового капитала.
Во-вторых. При анализе нынешнего кризиса вряд ли целесообразно употреблять термин «системный», который не дает уточнения, а, напротив, запутывает ситуацию. Какая система имеется в виду? Кредитно-финансовая? Вся система капиталистической экономики? Система международных расчетов? Система валют? Или еще какая-нибудь? Если подразумевается капиталистическая система в целом или мирохозяйственная его система, то нет оснований отказываться от уже утвердившегося и имеющего за собой солидную научную традицию значительно более четкого и содержательного термина «общий кризис капитализма». Только с таких позиций можно рационально и конкретно исследовать особенности нынешнего кризиса, фазы его развития и соотносительную роль разных факторов его развертывания.
В-третьих. Более полное и глубокое, опирающееся на историю мирового хозяйства, основанного на частной собственности, возможно, как представляется, лишь через посредство вычленения в теоретическом исследовании собственно финансовых механизмов управления экономической и социальной жизнью тех сотен миллионов и даже миллиардов человек, которые живут, так сказать, в «экономической зоне» империалистических государств.
Возможно ли такое вычленение? На мой взгляд, не только возможно, но и настоятельно необходимо. Исходные теоретические опоры для этого имеются. Одна идет из древности. Это предложенное Аристотелем различение двух родов товарного производства, - экономики и хрематистики (он автор обоих терминов): одна обслуживает потребности населения, другая нацелена на максимальное, не имеющее границ, получение денег. Маркс цитировал Аристотеля без возражений, если не с восхищением. Другой теоретической опорой, относящейся уже к современной эпохе, может служить положение В.И.Ленина, высказанное им в полемике против Бухарина при обсуждении проекта Программы партии на У111 съезде РКП(б), - о том, что империализм есть надстройка над «старым» капитализмом. Мне кажется, что это положение позволяет разделить историческую очередность задач освобождения человечества: уничтожению (изживанию) противоречия между трудом и капиталом должна предшествовать ликвидация империализма – той стадии развития капитализма, на которой экономика превращается в хрематистику. Ибо возрождаются, даже приобретают первостепенное значение те формы капитала, которые Маркс называл «первобытными», - торговый и ростовщический капитал. При империализме (умирающем, загнивающем капитализме) сфера обращения господствует над сферами и производства, и потребления, - и в этом заключается точный, адекватный смысл термина «рыночная экономика», обычно употребляемого всуе.
Указанные неполнота, односторонность и искажения в описании и объяснении мирового финансового кризиса снижают ценность анализа и затрудняют определение эффективных путей борьбы народов против империализма и его ядра – мировой финансовой олигархии. Это лишает четкости ту стратегию этой борьбы, которую обязано выработать международное коммунистическое движение, чтобы не утрачивать идейно-политическую инициативу, не ограничиваться обороной в противостоянии идеологий. А для этого надо более последовательно опираться на ленинизм.
Когда коммунисты говорят о своей верности марксизму-ленинизму, это хорошо. Значит, не забывают о первостепенном значении революционной теории. Однако употребление слова «ленинизм» лишь в качестве приставки в словосочетании «марксизм-ленинизм» вызывает тревогу: не забывают ли при этом, что ленинизм есть новый уровень, особая форма революционного марксизма, нацеленная не только и не столько на выяснение законов общественного развития, сколько на революционное преобразование мира (и, соответственно, законов такого преобразования)? И.В.Сталин был совершенно прав, когда в своих специальных работах о ленинизме особо подчеркивал, что ленинизм есть марксизм эпохи империализма, пролетарских революций и диктатуры пролетариата, - это было первостепенно важно в борьбе против троцкизма, для обоснования курса на построение социализма в одной, отдельно взятой стране.
Сейчас необходимо выдвинуть на первый план другие черты ленинизма, другие научные достижения Ленина (Сталин это знал и использовал, но в других работах, по иным поводам): учение о первостепенной роли субъективных факторов в историческом процессе, новая постановка вопроса о взаимоотношении теории и практики, многочисленные и разнообразные положения о самостоятельном социалистическом потенциале народных масс и о способах пробуждения и раскрытия этого потенциала. Последнее особенно важно в том отношении, что коренная социальная революция предстает не только как разрыв с прошлым, как отрицание мира эксплуатации и насилия, но и как «отрицание отрицания», как продолжение истории в преображенном виде - преобразованном в соответствии с объективными законами исторического прогресса. Ленинизм стал знаменем такого продолжения истории Отечества, а Ленин и Сталин – основателями советской цивилизации, новой фазы российской (восточнославянской, индоевропейской) цивилизации, которая по праву называется также русской цивилизацией, ибо на протяжении многих веков формировалась как общность множества народностей и племен вокруг русского народа. Идейно-политические, социально-нравственные ценности советской цивилизации, мировоззренческий стержень которых составляет ленинизм, - это главная надежда и опора возрождения народа, возрождения нашей многонациональной Родины.
В процессе развития мирового финансового кризиса очень важна его идейно-политическая составляющая. В целом манипуляция сознанием сотен миллионов людей происходит прежде всего в виде хаотизации сообщений и комментариев по проблемам как прямо связанным с кризисом, так и внешне не относящимся к событиям в мировой капиталистической экономике. Для выяснения механизмов подобных действий (на мой взгляд, планируемых из единого центра) требуется работа больших научных коллективов – работа комплексная, междисциплинарная.
Однако отдельные акции – их можно назвать акциями отвлечения или прикрытия – доступны анализу и оценке внимательных наблюдателей.
Такова наглая и грязная идейно-политическая провокация, осуществленная через ВЦИОМ, - опрос по теме: перезахоронить ли тело В.И.Ленина или оставить его в Мавзолее, как есть. Здесь мало лишний раз повторять, что решение сохранить тело Ленина в Мавзолее было принято, при единодушной народной поддержке, высшим законодательным органом власти единого Союза ССР, и мало напоминать, что весь ансамбль Красной площади, включая Почетный пантеон и, разумеется, Мавзолей В.И.Ленина, внесен ЮНЕСКО в перечень памятников истории и культуры, имеющих мировую ценность. Такие напоминания нужны, но для современных вандалов моральное осуждение – лишь досадная мелочь, международное общественное мнение им не указ, а в отношении к истории Отечества их нигилизм беспределен. Необходима четкая и суровая политическая и правовая оценка, необходимы суровые юридические санкции.
В существующем российском законодательстве есть нормы Конституции РФ об охране памятников истории и культуры и соответствующего федерального закона, предусмотрены и уголовные наказания. Есть и закон о защите захоронений. Несомненно, инициаторы, заказчики и исполнители указанной «социологической» провокации знали это, как и положения знаменитой ст.282 УК РФ и закона о противодействии экстремистской деятельности, следовательно, сознательно толкали граждан к нарушению законов. Долг всех прогрессивных партий (прежде всего, коммунистов) и общественных организаций – пресечь повторение таких провокаций, а долг депутатов Госдумы (и законодательных собраний других уровней) – привести в действие механизмы права, чтобы добиться сурового уголовного наказания всех причастных к этой позорной акции лиц. «Опрос», конечно, имел целью проверить, в какой степени антипатриотическим силам удалось осуществить «десоветизацию» общественного мнения, добиться аполитичности хотя бы части граждан, но в данный момент эта провокация была рассчитана на отвлечение внимания граждан от их очередного масштабного ограбления, предлогом для которого служит мировой финансовый кризис.


Спасибо: 0 
Профиль
Ответов - 66 , стр: 1 2 3 4 5 All [только новые]


cccp
администратор




Сообщение: 839
Зарегистрирован: 18.04.08
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.02.09 21:05. Заголовок: ..


Коммунистам нужна идейная ясность
Мы живем в переходное, даже переломное время, полное катаклизмов – политических переворотов, экономических кризисов, вооруженных конфликтов разного масштаба. Коммунистам, если они хотят выполнить действительно историческую роль в борьбе за исторический прогресс, за социальное и национальное освобождение человечества, необходимо иметь вполне научную и современную теорию и стратегию, конкретно отвечающую главным тенденциям современной эпохи, потребностям и интересам народных масс.
Понимание нашей эпохи как «эпохи перехода от капитализма к социализму (к коммунизму)» удовлетворительно лишь в общем и целом, применительно к дальней исторической перспективе. Как всякие (даже вполне научные) абстракции первого порядка, подобное определение, если им ограничиться, не позволяет выявить специфику именно данного периода и выработать конкретные целеуказания для практической деятельности и борьбы. В Программе партии «Союз коммунистов» (1997 г.) современная эпоха определяется (как в мире в целом, так и в России) как межформационная, и это намного точнее. Старая формула фактически была публицистическим обновлением великого общеисторического прогноза, давно высказанного К.Марксом и В.И.Лениным, и была рождена то ли безудержными оптимистами с уклоном в авантюризм (коммунизм «через 20 лет»), то ли пророками, умеющими глядеть далеко за горизонт, но не видящими того, что у них под носом.
Определение современной эпохи как межформационной позволяет учесть перерывы в общеисторическом прогрессе и даже попятное движение - временный реванш сил реакции (это мы и видели в СССР и странах Восточной Европы). И эти факты предъявляют повышенные требования к анализу именно современности, к действительному развитию революционной марксистской науки (которое, начиная с «хрущевской» поры, подменялось – и сейчас нередко подменяется – ничем не подкрепленным пустословием о «творческом развитии марксизма-ленинизма»). Пора понять: разрешение общеисторического противоречия между трудом и капиталом, между социализмом и капитализмом невозможно без предварительного разрешения главного современного противоречия – между империализмом и мировым финансовым капиталом как его ядром, с одной стороны, и стремлением народов мира к социальному и национальному освобождению, к защите своего самостоятельного пути развития – с другой. Кто этого не видит и не понимает, тот не имеет права называть себя марксистом, ленинцем, коммунистом. А ведь есть в России компартии, в документах которых, в том числе программных, нет анализа ни современного империализма, ни противостоящих им сил и возможностей их объединения, ни даже упоминания (!) о мировом финансовом капитале, - самое смешное, что так пишут во время мирового финансового кризиса! Есть общие рассуждения о современной мировой эпохе и «крутые» р-р-революционные фразы. Не столько смешно, сколько грустно…
Так обстоит с идейной ясностью в мировых вопросах. Но ведь и состояние нынешнего российского общества требует научного анализа и оценки, - не отделываться же двусмысленными афоризмами типа «мы не знаем общества, в котором живем».
В решении этой насущной теоретической задачи (без чего не стоит говорить об эффективной стратегии и политике) давно обрисовались две трудности, две опасности: во-первых, уход от классового подхода, во-вторых, утрата исторической глубины, - и то, и другое в «творческом развитии марксизма-ленинизма» после смерти И.В.Сталина можно было наблюдать в разных, порой причудливых вариантах. Принципы пролетарского мировоззрения, выработанные его основоположниками, незыблемы как в теории, так и в политике, но формы выражения классового подхода изменяются и совершенствуются вместе с ходом истории. После построения основ социализма в СССР смешно и нелепо связывать классовый подход только с индустриальным рабочим классом, с пролетариатом вообще, вынуждая себя к потугам в определении его границ, к рассуждениям, кто в него входит и какие слои авангардные. Например, выдвигают в качестве таковых (включая либо не включая их в состав «пролетариата ХХ1 века») одни - «класс программистов», другие – интеллигенцию, в частности «партийную интеллигенцию». Такой далекий от науки вульгарно-социологический подход – удел догматиков либо, напротив, уловка троцкистских демагогов.
Исторический опыт СССР показал путь к соединению классового подхода с опорой на основы народного сознания, к сплочению народных масс на основе научных критериев общественного прогресса: основой объединительной идеологии (и коммунисты обязаны понимать это в первую очередь) является советский патриотизм, и только он! Только идеология советского патриотизма, органически соединяющего классовый подход с потребностями всего трудового народа и включающего в себя интернационализм и дружбу народов, может привести к возрождению советской цивилизации – высшей фазы в многовековой истории русской цивилизации. Только такая точка зрения помогает правильно оценить не только общемировое, общеисторическое значение Великой Октябрьской социалистической революции, но и действительную роль Великого Октября в отечественной истории. Да, революция означала решительный разрыв со всем старым, с миром эксплуатации и насилия, но она же явилась возрождением семьи народов, исторически сложившейся вокруг русского народа, стала ключевым звеном в создании советской цивилизации как продолжения нашей великой и самобытной истории.
Сейчас этот момент должен стать первостепенным в идеологии коммунистов, если они не собираются выродиться в секту (например, объявляя себя «единственной политической силой»), а хотят реального объединения большинства народа. Не следует только, имея в виду первоочередность объединительных задач, вносить идейную смуту аполитичными лозунгами вроде «государственного патриотизма» или провокационными затеями вроде «примирения белых и красных», служащих лишь возрождению белогвардейской «пятой колонны» как идейно-политической силы, коллаборационистов Запада.
Наконец, нужна полная идейная ясность и в постановке ключевых практических задач. Духовная мощь идеологии советского патриотизма может быть выхолощена одним лишь пропагандистским использованием его лозунгов – такое «мы уже проходили». На очередь дня становится воссоздание именно Советов – советской формы организации и, главное, самоорганизации масс. Советы, и только Советы! А не суррогат в виде, скажем, «народовластия советского типа», не имеющего в виду самостоятельной активности народных масс и целиком подчиненного указам узкого партийного руководства: «следуйте за нами». Ленин называл это комчванством, а некоторые нынешние коммунисты именуют это авангардной ролью партии, не подозревая, что смешивают эту роль с бюрократическим пониманием отношения между партией и народом.
Коммунист – лишь тот, кто не упивается своей ведущей ролью, кто всегда сознает, что не народ – для партии, а партия – для народа. Кто понимает, что идеология и политика коммунистов стоит на двух краеугольных камнях, что революционная марксистская наука невозможна без опоры на сознательность и самостоятельную активность народных масс, на их представления о социальной справедливости.
Таковы основы идейной ясности – главного условия сплочения всех коммунистов, всех прогрессивных патриотов в борьбе за обновленный социализм ХХ1 века.
Владимир Семенович МАРКОВ,
секретарь ЦК Всесоюзной партии «Союз коммунистов».


Спасибо: 0 
Профиль
REDSTAR



Сообщение: 1
Зарегистрирован: 04.02.09
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.02.09 23:01. Заголовок: Хорошо сказано, идео..


Хорошо сказано, идеология и стратегия должн быть четко проговорены, до того как "програмисы" и "работники лопаты не видевшие" пересруццо.

Тема Советов интересная. Советов народных крестянских и ссолдатскх Депутатов. История однако показала что реализовать не удалось. Лидер взял вялые Советы и откинул их на второй план. Повезло что лидер оказался интернационалистом и хозяином в стране.

Спасибо: 0 
Профиль
Moldovan
постоянный участник




Сообщение: 8
Настроение: агрессивное
Зарегистрирован: 15.02.09
Откуда: Советский Союз, в оккупации
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.02.09 18:39. Заголовок: Советы наравне с рев..


Советы наравне с революционной социалистической партией и заинтересованностью широких народных масс - одно из условий победы пролетарской революции. Без советов народных депутатов наша победа невозможна.

Спасибо: 0 
Профиль
РА
moderator




Сообщение: 507
Зарегистрирован: 18.04.08
Откуда: в оккупации, Петрозаводск
Репутация: -1
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.02.09 20:26. Заголовок: Мавзолей Ленина закр..


Мавзолей Ленина закрыли на профилактику

Мавзолей Ленина на Красной площади закрывается с 16 февраля на два месяца для проведения плановых профилактических работ.

Как заявил агентству "Интерфакс" руководитель Центра по связям с прессой и общественностью ФСО РФ Сергей Девятов, доступ посетителей в Мавзолей не будет осуществляться до 16 апреля.

Обычно Мавзолей закрывается раз в полтора года по заявке специалистов Центра биомедицинских технологий Всероссийского института лекарственных и ароматических растений (ВИЛАР), которые проводят биохимические работы по сохранению забальзамированного тела Ленина.

Как утверждают специалисты "Мавзолейной группы", благодаря новейшим достижениям науки тело Ленина, забальзамированное в 1924 году, может сохраняться неопределенно долгое время. Ленину лишь периодически меняют костюм.

В последний раз профилактические работы в Мавзолее проводились год назад - в феврале-апреле 2008 года.

http://lenta.ru/news/2009/02/15/masoleum/

Спасибо: 0 
Профиль
cccp
администратор




Сообщение: 1186
Зарегистрирован: 18.04.08
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.09 00:40. Заголовок: Большевики – возьмут..


Большевики – возьмут и удержат
В горячее время появилась работа В.И.Ленина «Удержат ли большевики государственную власть?» - в октябре 1917 года. В стане контрреволюции (корниловцы и керенцы, подпираемые соглашателями – эсерами и меньшевиками) нарастало беспокойство: а вдруг большевики возьмут власть? Дело явно шло к тому. Вся надежда этой публики была на то, что – не решатся. Ленин опроверг эти надежды. Для него здесь вопроса не было, он отвечал на другой вопрос – как, за счет чего большевики государственную власть удержат.
Анализируя наиболее характерные мнения своих политических противников, Ленин оценивал эти мнения как проявление испуга буржуазии (и той части мелкой буржуазии, которая еще шла за нею) перед грядущей революцией. И одновременно - как попытку запугать большевиков: мол, «большевики одни либо никогда не решатся взять всю государственную власть в свои руки, либо, если решатся и возьмут, не смогут удержать ее даже в течение самого короткого времени» (ПСС, т. 34, с.290).
Особое внимание Ленин уделил тем, кто группировался вокруг газеты «Новая Жизнь». Еще бы! Среди них были люди, числящиеся сочувствующими большевикам, а то и прямо примыкающие к большевикам. Ленин называл их «полубольшевиками»; а на деле - адвокатами буржуазии. В них еще не разуверились, и это было опасно. Сама структура ленинской статьи определяется анализом и опровержением их доводов.
«Адвокат выдвинул шесть доводов:
1) пролетариат «изолирован от остальных классов страны»;
2) он «изолирован от действительных живых сил демократии»;
3) он «не сможет технически овладеть государственным аппаратом»;
4) он «не сможет привести в действие этот аппарат»;
5) «обстановка исключительно сложная»;
6) он «не способен будет противостоять всему тому напору враждебных сил, который сметет не только диктатуру пролетариата, но и в придачу всю революцию» (с.296 – 297).
Ленин последовательно, один за другим, убедительно опровергает эти доводы, тем самым обосновывая, утверждая три тезиса, ключевых для предреволюционной обстановки. Во-первых, с пролетариатом идет большинство населения, иными словами, формируется победоносный субъект революции, прежде всего, путем организации масс через Советы. Во-вторых, в самих Советах рабочих, солдатских и крестьянских депутатов заложена основа новой государственности, а это позволяет разбить старый государственный аппарат и построить новый, вбирающий в себя технические силы старого госаппарата. В-третьих, при наличии этих условий исход борьбы – противостояния двух сил – решает воля, решает настрой на победу, - значит, надо не бояться сопротивления контрреволюции, а смело идти на схватку – к победе!
Лучшим доказательством того, что за большевиками пойдет - и уже идет! – большинство населения России, является очевидная поддержка именно тех задач, которые ставят большевики.
Прежде всего, Ленин рассматривает отношение к коалиции с буржуазией, против которой высказались 262 представителя рабочих и крестьянских Советов, участвовавших в Демократическом совещании (за – 185). А ведь готовили совещание и подбирали участников меньшевики и эсеры, стоящие за коалицию. «Ясно, - пишет Ленин, - что действительное преобладание большевиков в Советах здесь преуменьшено» (с.298). Идея коалиции изжила себя, лопнула. «И по вопросу о коалиции с буржуазией и по вопросу о передаче немедленно помещичьей земли крестьянским комитетам большевики имеют уже сейчас большинство в Советах рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, большинство народа, большинство мелкой буржуазии» (там же).
Еще более значительным оказалось влияние большевиков в «национальных группах». «Национальный и аграрный вопросы, - поясняет Ленин, - это – коренные вопросы для мелкобуржуазных масс населения России в настоящее время. Это неоспоримо. И по обоим вопросам пролетариат «не изолирован» на редкость. Он имеет за собой большинство народа. Он один способен вести такую «революционно-демократическую» политику по обоим вопросам, которая сразу же обеспечила бы пролетарской государственной власти не только поддержку большинства населения, но и настоящий взрыв революционного большинства в массах, ибо впервые массы встретили со стороны правительства не беспощадное угнетение крестьян помещиками, украинцев великороссами, как при царизме, не прикрытое пышными фразами стремление продолжать подобную же политику при республике, не придирки, обиды, кляузы, оттяжки, подножки, увертки (все, чем награждает крестьян и угнетенные нации Керенский), а горячее сочувствие, доказываемое на деле, немедленные и революционные меры против помещиков, немедленное восстановление полной свободы для Финляндии, Украины, Белоруссии, для мусульман и т.д.» (с. 299).
О национальном вопросе следует сказать особо - в связи с путаницей (намеренной?) в нем значительной части некоммунистической оппозиции, объявляющей себя русскими патриотами (и некоторые коммунисты с ними заодно). Они требуют особых привилегий великороссам как «государствообразующей нации», а ведь отсюда вытекает, что остальные нации и народности, исторически объединившиеся вокруг русского народа, делящие с ним одну судьбу, - это какие-то общности «второго сорта», это – в рамках сложившейся за века русской, российской (евразийской), затем советской цивилизации – нечто чужеродное, второстепенное, а может быть, вообще ненужное. Таких «русских патриотов» правильнее всего считать ярыми антипатриотами, ибо они идут прямо против магистральной линии русской истории и культуры – в отношениях с другими нациями и народностями объединительной. Фактически такие «русско-патриотические» концепции мало чем отличаются от идей «сына юриста» Жириновского, предлагающего лишить все народности РФ государственности (разных ее видов, утвердившихся в СССР) и поделить Россию на губернии; того же рода - предложение о реализации Союзного государства России и Белоруссии как вхождении Белоруссии в Россию в виде нескольких ее регионов. «Патриотизма» здесь – навалом, но отнюдь не русского, тем более не советского, а какого-то непонятного «государственного». Еще более чудовищными предстают предложения о создании некоего «Русского государства», - трудно придумать более дурацкую, даже более предательскую политику в национальном вопросе, чем «русский сепаратизм»! Это всего-навсего попытка руками русских осуществить старую мечту русофобов Запада: лишить русский народ его ведущей роли в воссоздании нашей цивилизации, а затем расчленить и Россию. Перефразируя старую пословицу, скажем: избавь нас, Боже, от таких «патриотов», а с русофобами мы и сами управимся.
Переходя к вопросу о мире, «этому кардинальному вопросу всей современной истории», Ленин пишет: «Пролетариат выступает здесь поистине как представитель всей нации, всего живого и честного во всех классах, гигантского большинства мелкой буржуазии, ибо только пролетариат, достигши власти, сразу предложит справедливый мир всем воюющим народам, только пролетариат пойдет на действительно революционные меры (опубликование тайных договоров и т.п.), чтобы достигнуть как можно более справедливого мира» (с. 300).
Свой анализ настроений и позиции большинства Ленин подытоживает так: «Это условие для удержания власти большевиками есть налицо» (там же).
Довод насчет «изоляции от живых сил демократии» Ленин также опровергает достаточно конкретно, резюмируя: «Это неверно. Это мертвые силы. Это доказала история коалиции» (с. 301).
Насчет того, что пролетариат не сможет овладеть государственным аппаратом, Ленин пишет: «Это, пожалуй, самый обычный, наиболее ходкий довод. Он заслуживает наибольшего внимания как по этой причине, так и потому, что он указывает на одну из самых серьезных, самых трудных задач, стоящих перед победоносным пролетариатом. Нет сомнения, что задачи эти очень трудны, но если мы, называя себя социалистами, будем указывать на эту трудность только для того, чтобы отмахнуться от выполнения этих задач, то на практике наше отличие от слуг буржуазии сведется к нулю (вот замечательный критерий для выявления современного оппортунизма! - В.М.). Трудность задач пролетарской революции должна побудить сторонников пролетариата к более внимательному и конкретному изучению способов выполнения этих задач» (с. 302). Оппортунистом быть намного легче. И порой трудно бывает отличить заурядного «коммунистического» маловера, плаксы и, следовательно, капитулянта от «засланного казачка», рассказывающего о трудностях борьбы («у них власть, у них деньги, у них ТВ!») и сеющего пессимизм…
Пролетариат и не обязан овладевать всем аппаратом управления, оставшегося от старого, эксплуататорского государства. Он должен поставить на его место свой аппарат – Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.
И здесь имеет смысл привести большой фрагмент из статьи с оценкой Советов, который необходимо знать, даже выучить наизусть современным коммунистам, да и всем участникам прогрессивной патриотической оппозиции.
«Советы суть новый государственный аппарат, дающий, во-первых, вооруженную силу рабочих и крестьян, причем эта сила не оторвана от народа, как сила старой постоянной армии, а теснейшим образом с ним связана; в военном отношении эта сила более могучая, чем прежние; в революционном отношении она незаменима ничем другим. Во-вторых, этот аппарат дает связь с массами, с большинством народа настолько тесную, неразрывную, легко проверимую и возобновляемую, что ничего подобного в прежнем государственном аппарате нет и в помине. В-третьих, этот аппарат в силу выборности и сменяемости его состава по воле народа, без бюрократических формальностей, является гораздо более демократическим, чем прежние аппараты. В-четвертых, он дает крепкую связь с самыми различными профессиями, облегчая тем различнейшие реформы самого глубокого характера без бюрократии. В-пятых, он дает форму организации авангарда, т.е. самой сознательной, самой энергичной, передовой части угнетенных классов, рабочих и крестьян, являясь таким образом аппаратом, посредством которого авангард угнетенных классов может поднимать, воспитать, обучать и вести за собой всю гигантскую массу этих классов, до сих пор стоявшую совершенно вне политической жизни, вне истории. В-шестых, он дает возможность соединять выгоды парламентаризма с выгодами непосредственной и прямой демократии, т.е. соединять в лице выборных представителей народа и законодательную функцию и исполнение законов. По сравнению с буржуазной демократией это такой шаг вперед в развитии демократии, который имеет всемирно-историческое значение» (с.304 – 305).
Нынешним противникам антинародного режима – грабительского, во многом компрадорского и во многом криминального бюрократического капитализма – пора всерьез задуматься о создании такого всенародного аппарата управления, хотя бы в зародыше, налаживая организационные формы объединения всех живых сил общества. А пока, как правило, жалкий вид имеют корпоративные по сути Советы рабочих, временные, привязанные к текущей ситуации стачкомы, штабы, комитеты содействия и т.п. Они не преодолевают разрозненность всего прогрессивного патриотического движения, а, скорее, закрепляют ее. О Советах же Ленин позднее писал, что без них революция не победила бы.
В этой его статье есть знаменитый, многократно извращенный горбачевцами и ельцинистами тезис о «кухарках во власти», чем враги социализма «обосновывали» отстранение от власти людей труда. А ведь у Ленина все сказано так ясно, что сразу рассыпается ложь «демократических» реакционеров. Читайте, запоминайте:
«Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством. В этом мы согласны и с кадетами, и с Брешковской, и с Церетели. Но мы отличаемся от этих граждан тем, что требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами и чтобы начато было оно немедленно, т.е. к обучению этому немедленно начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту» (с. 315).
Эти мысли Ленина еще актуальнее сегодня. Во-первых, потому, что уровень образования и культуры народных масс за годы Советской власти вырос неизмеримо, и даже 20 лет усиленного одурачивания и дебилизации людей не достигли желанного для врагов социализма результата. Во-вторых, потому, что два десятилетия правления антинародных сил выявили потрясающее интеллектуальное убожество и невежество даже высших правителей, вроде Ельцина; о нравственном уровне и говорить не приходится – он, как говорится, ниже плинтуса. Поневоле думается, что даже необразованная кухарка принесла бы меньше ущерба стране и меньше страданий народу, чем космополиты-чиновники нынешнего режима. До чего же злободневно и увлекательно звучат слова Ленина о том, что «добросовестный, смелый, повсеместный приступ к передаче дела управления в руки пролетариев и полупролетариев даст такой невиданный в истории революционный энтузиазм масс, умножит во столько раз народные силы по борьбе с бедствиями, что многое кажущееся невозможным для наших узких, старых, бюрократических сил, станет осуществимым для сил миллионной массы, начинающей работать на себя, а не на капиталиста, не на барчука, не на чиновника, не из-под палки» (с. 317). А ведь так и произошло – после победы Великого Октября и утверждения социализма в СССР.
Ленин уделил большое внимание созданному капитализмом аппарату учета и контроля за производством и распределением продукции: «Без крупных банков, - говорил он, - социализм был бы неосуществим» (с. 307). Это – чрезвычайно глубокая идея, однако в практическом ее осуществлении после победы Октябрьской революции Советское государство столкнулось с большими трудностями, чем предполагал Ленин. «Этот государственный аппарат (который является не вполне государственным при капитализме, но который будет вполне государственным у нас, при социализме) мы можем, - считал он, - «взять» и «привести в движение» одним ударом, одним указом, ибо фактическую работу счетоводства, контроля, регистрации, учета и счета выполняют здесь служащие, большинство которых сами находятся в пролетарском или полупролетарском положении» (с. 307 – 308). Здесь Ленин поневоле попал в плен иллюзии, - может быть, вследствие того, что в «Государстве и революции», где была дана теория государства как орудия классового господства, им не было осуществлено исследование государства как особого аппарата, стоящего «над» обществом. Для чиновников, для банковских служащих принадлежность к этому «вышестоящему аппарату» важна не менее, чем материальное положение. С тех пор буржуазия многому научилась: чиновничество в нынешней России обладает небывалыми привилегиями и постоянно получает новые, ибо режим бюрократического капитализма видит в нем одну из главных своих опор.
Весьма важны для каждого коммуниста, для каждого прогрессивного патриота, желающего возрождения нашего великого Отечества, мысли Ленина о необходимости преодоления сопротивления буржуазии. Я надеюсь, что внимательное прочтение заключительных страниц статьи Ленина станет важным долгом каждого. Напомню лишь два высказывания: 1) «Ясно как день, что, кто боится сопротивления, кто не верит в возможность сломить это сопротивление, кто учит народ «бойтесь сопротивления капиталистов, вам не сладить с ним», тот тем самым призывает опять к соглашательству с капиталистами» (с. 328); 2) «если бы большевики поддались таким настроениям, они погубили бы и свою партию, и свою революцию» (с. 339).
А большевики – взяли власть и удержали ее. Это были большевики-ленинцы.
Владимир МАРКОВ,
заместитель председателя Международного
Союза славянских журналистов.


Спасибо: 0 
Профиль
cccp
администратор




Сообщение: 1187
Зарегистрирован: 18.04.08
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.09 00:48. Заголовок: ЛЕНИН О ЕДИНСТВЕ ПАР..


ЛЕНИН О ЕДИНСТВЕ ПАРТИИ
Вопросу о единстве партии Владимир Ильич Ленин всегда уделял пристальное внимание - с самого начала ее формирования, в годы подготовки и осуществления социалистической революции, а затем в сложнейшей борьбе за власть Советов. И в весьма трудные моменты противостояния скрытым врагам партии, создающим в ней все новые оппозиционные течения - именно тогда, когда требовались нерушимая сплоченность и железная дисциплина. Когда партия раздиралась разногласиями и грозило ее раздробление на отчужденные друг от друга группы, Ленин первостепенное внимание обращал на идейное единство, воевал против демагогии, против бессодержательной грызни и политической руготни и склоки, подменяющей аргументацию навешиванием политических ярлыков.
Ленин лучше других понимал цену содержания политической полемики, ибо только в деловом решении важных и злободневных проблем возможна плодотворная товарищеская дискуссия, дающая продвижение вперед; бессодержательность полемики и демагогия ведут к опошлению идейной жизни партии, к несвойственным для коммунистов попыткам решить спор принуждением к согласию. И никогда не забывал при этом для правильного разрешения внутрипартийных разногласий обращаться к партийным низам, более того - ориентироваться на настроения и интересы самой широкой беспартийной массы. Поскольку едва ли не все споры, чуждые нуждам и потребностям народа, есть не более чем мелочная склока: спор по принципиальным вопросам должен быть максимально понятен партии и ее сторонникам - ее социальной опоре, близка их жизненным интересам, и потому суть любого такого спора должна быть в подробностях ясна всем людям, которые следуют за коммунистами, ибо коммунисты служат народу, борются за интересы людей труда и ни за какие иные, которые приходилось бы скрывать.
Прекрасный пример подобного подхода к вопросу о единстве партии дает его “Письмо в редакцию “Искры” (по поводу статьи Г.В.Плеханова “Чего не делать”), в котором Ленин остро реагировал на раскол в РСДРП. “Письмо” - о единстве партии и путях его достижения, о собирании всех революционных марксистских сил, включая те, которые можно назвать разве что резервом. И оно - о бесспорной необходимости партийного товарищества в дискуссии по идейным вопросам. Без этого невозможно говорить о единстве партии. Без этого невозможно поднимать авторитет партии в массах, на которые партия должна опираться, чье доверие она должна заслужить, чтобы затем вести за собой верной дорогой к победе.
Прочтите внимательно эту работу Ленина: она адресована сегодняшним коммунистам. Вникайте, учитесь, делайте выводы для практической работы!

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ “ИСКРЫ”
Письмо в редакцию
Статья “Чего не делать” поднимает такие важные, такие насущные именно в данный момент вопросы нашей партийной жизни, что трудно удержаться от желания немедленно отозваться на любезное приглашение редакции гостеприимно открыть страницы своего органа, - особенно трудно постоянному участнику “Искры”, особенно трудно в такой момент, когда опоздать со своим голосом на неделю, значит, может быть, вовсе отказаться от подачи голоса.
А мне хотелось бы подать свой совещательный голос, чтобы устранить некоторые возможные и едва ли не неизбежные недоразумения.
Скажу прежде всего, что автор статьи тысячу раз прав, по моему мнению, когда он настаивает на необходимости охранять единство партии и избегать новых расколов, - особенно из-за разногласий, которые не могут быть признаны значительными. Призыв к миролюбию, мягкости и уступчивости в высшей степени похвален со стороны руководителя вообще и в данный момент в особенности. Предать анафеме или исключать из партии не только бывших экономистов, но и группки социал-демократов, страдающих “некоторой непоследовательностью”, было бы безусловно неразумно, неразумно до такой степени, что нам вполне понятен раздраженный тон автора статьи по отношению к представляющимся его уму прямолинейным, упрямым, глупым Собакевичам, способным стоять за исключение. Мы думаем даже больше: когда у нас будет партийная программа и партийная организация, мы должны не только гостеприимно открывать страницы партийного органа для обмена мнений, но и давать возможность систематически излагать свои, хотя бы и незначительные, разногласия тем группам или, по выражению автора, группкам, которые по непоследовательности защищают некоторые догмы ревизионизма и которые по тем или иным причинам настаивают на своей групповой особенности и индивидуальности. Именно для того, чтобы не быть слишком прямолинейным и по-собакевически резким по отношению к “анархическому индивидуализму”, необходимо, по нашему мнению, сделать все возможное - вплоть до некоторых отступлений от красивых схем централизма и от безусловного подчинения дисциплине - чтобы предоставить свободу высказаться этим группкам, чтобы дать возможность всей партии взвесить глубину или незначительность разногласий, определить, где именно, в чем и с чьей именно стороны наблюдается непоследовательность.
Пора, в самом деле, решительно отбросить традиции сектантской кружковщины и - в партии, опирающейся на массы, - выдвинуть решительный лозунг: побольше света, пусть партия знает все, пусть будет ей доставлен весь, решительно весь материал для оценки всех и всяческих разногласий, возвращений к ревизионизму, отступлений от дисциплины и т.д. Побольше доверия к самостоятельному суждению всей массы партийных работников: они и только они сумеют умерить чрезмерную горячность склонных к расколу группок, сумеют своим медленным, незаметным, но зато упорным воздействием внушить им “добрую волю” к соблюдению партийной дисциплины, сумеют охладить пыл анархического индивидуализма, сумеют одним фактом своего равнодушия документировать, доказать и показать ничтожное значение разногласий, преувеличиваемых тяготеющими к расколу элементами.
На вопрос: “чего не делать?” (чего не делать вообще и чего не делать для того, чтобы не вызвать раскола) я ответил бы прежде всего: не скрывать от партии возникающих и нарастающих поводов к расколу, не скрывать ничего из тех обстоятельств и происшествий, которые являются такими поводами. Более того, не скрывать не только от партии, но, по возможности, и от сторонней публики. Я говорю “по возможности”, имея в виду то, что необходимо скрыть в силу требований конспирации, - но в наших расколах обстоятельства такого рода играют самую ничтожную роль. Широкая гласность - вот самое верное и единственно надежное средство для избежания расколов, которых можно избежать, для уменьшения до minimuma вреда от тех расколов, которые стали уже неизбежными.
В самом деле, вдумайтесь в те обязанности, которые налагает на партию то обстоятельство, что она имеет уже дело с массой, а не с кружками. Чтобы не на словах только стать партией масс, мы должны к участию во всех партийных делах привлекать все более и более широкие массы, постоянно поднимая их от политического безразличия к протесту и борьбе, от общего духа протеста к сознательному принятию социал-демократических воззрений, от принятия этих воззрений к поддержке движения, от поддержки к организационному участию в партии. Можно ли достигнуть этого результата, не внося самой широкой гласности в дела, от решения которых зависит то или иное воздействие на массы? Рабочие перестанут понимать нас и покинут нас, как штаб без армии, в случае расколов из-за незначительных разногласий - говорит автор и говорит совершенно справедливо. И для того, чтобы рабочие не могли перестать понимать нас, для того, чтобы их опытность в борьбе и их пролетарское чутье научили кое-чему и нас, “руководителей”, - для этого необходимо, чтобы организованные рабочие приучались следить за возникающими поводами к расколу (такие поводы всегда бывали и всегда будут возвращаться во всякой массовой партии), сознательно относиться к этим поводам, оценивать происшествия какого-нибудь русского или заграничного Пошехонья с точки зрения интересов всей партии, интересов всего движения в целом.
Автор трижды прав, когда он подчеркивает, что нашему центру многое будет дано и многое с него взыщется. Именно так. И именно поэтому необходимо, чтобы вся партия систематически, исподволь и неуклонно воспитывала себе подходящих людей в центре, чтобы она видела перед собой, как на ладони, всю деятельность каждого кандидата на этот высокий пост, чтобы она ознакомилась даже с их индивидуальными особенностями, с их сильными и слабыми сторонами, с их победами и “поражениями”. Автор делает замечательно тонкие и, очевидно, основанные на богатом опыте, замечания о некоторых причинах подобных поражений. И именно потому, что эти замечания так тонки, надо, чтобы ими воспользовалась вся партия, чтобы она всегда видела каждое, хотя бы и частичное, “поражение” того или иного своего “руководителя”. Ни один политический деятель не проходил своей карьеры без тех или иных поражений, и если мы серьезно говорим о влиянии на массы, о завоевании нами “доброй воли” масс, то мы должны всеми силами стремиться к тому, чтобы эти поражения не скрывались в затхлой атмосфере кружков и группок, чтобы они выносились на суд всех. Это кажется неловким с первого взгляда, это должно иногда представляться “обидным” для того или другого отдельного руководителя, - но это ложное чувство неловкости мы обязаны преодолеть, это наш долг перед партией, перед рабочим классом. Этим, и только этим, мы дадим возможность всей массе (а не случайному подбору кружка или группки) влиятельных партийных работников узнать своих вождей и поставить каждого из них на надлежащую полочку. Только широкая огласка направляет все прямолинейные, однобокие, капризные уклонения, только она превращает иногда нелепые и смешные “контры” “группок” в полезный и необходимый материал партийного самовоспитания.
Света, побольше света! Нам нужен громадный концерт; нам нужно выработать себе опыт, чтобы правильно распределить в нем роли, чтобы одному дать сентиментальную скрипку, другому свирепый контрабас, третьему вручить дирижерскую палочку. Пусть же осуществится на деле прекрасный призыв автора к гостеприимству всех мнений на страницах партийного органа и всех партийных изданий, пусть судят все и каждый о наших “спорах и вздорах” из-за какой бы то ни было “ноты”, взятой слишком резко, по мнению одних, фальшивой, по мнению других, сорванной, по мнению третьих. Только из ряда таких открытых обсуждений и сможет выработаться у нас действительно спевшаяся коллегия руководителей, только при таком условии рабочие будут поставлены в такое положение, чтобы они не могли перестать понимать нас, только тогда наш “штаб” будет опираться действительно на добрую и сознательную волю армии, идущей за штабом и в то же время направляющей свой штаб!
Ленин
“Искра” №53, 25 ноября 1903 г. (Полн. собр. соч., т. 8, с. 93 - 97).

Как видим, Ленин дает пример спокойного, терпеливого, товарищеского отношения даже к тем оппонентам, из рядов которых позднее выросли и политические противники. На первом плане для него не сам факт дискуссии, расхождений, а дело русской революции, интересы собирания наличных интеллектуальных и организационных сил, а вовсе не разгона инакомыслящих хоть в чем-то. Именно это было понятно массам, привлекало их, давало Ленину победу.
Кризисные моменты в жизни партии бывали неоднократно, и Ленин никогда не был заинтересован в их создании. Он отлично понимал, что сплоченность партии нужна не сама по себе или, скажем, “чтобы его слушались”, а для сплочения максимально широких масс народа, для успеха борьбы за социализм. Значит, необходимо было сопоставление политических позиций с объективными тенденциями общественного развития. Главным для него было понимание таких тенденций и потребностей.
В период подписания Брестского мира Ленин анализирует развитие событий и сверяет этот анализ с настроениями, потребностями и волей масс. “У нас, - говорил он на У11 съезде РКП(б), - происходят не старые дореволюционные споры, которые оставались внутри узкопартийных кругов, а все решения выносятся на обсуждение масс, требующих проверки их опытом, делом, никогда не дающих себя увлечь яркими речами, никогда не дающих сбить себя с пути, предписываемого объективным ходом событий. Конечно, от трудностей, стоящих перед нами, можно отговориться, если вы имеете перед собой интеллигента или левого большевика: он, конечно, может отговориться от вопросов о том, что армии нет, от того, что революция в Германии не наступает. Массы миллионные, - а политика начинается там, где миллионы; не там, где тысячи, а там, где миллионы, там только начинается серьезная политика, - миллионы знают, что такое армия, видели солдат, возвращающихся с фронта. Они знают, - если брать не отдельных лиц, а настоящую массу, - что воевать мы не можем, что всякий человек на фронте что мыслимо было, вынес. Масса поняла истину, что если армии нет, а рядом с вами лежит хищник, то вам придется подписать наитягчайший, унизительный договор. Это неизбежно, пока не родится революция, пока не оздоровите своей армии, пока не вернете ее по домам. До тех пор больной не выздоровеет. А немецкого хищника мы “на ура” не возьмем, не скинем, как скинули Керенского, Корнилова. Вот урок, который массы вынесли без оговорок, которые пытались преподнести им некоторые, желающие отделаться от горькой действительности” (ПСС, т. 36, с16 - 17) .
Ссылаясь на пример разногласий с “отзовистами”, тоже чуть было не погубившими партию, делавшими “революционные” заявления о том, что не пойдут в столыпинскую Думу, Ленин дает такой комментарий, который перебрасывает мостик от тех лет к периоду Бреста: “Пойдете. Жизнь масс, история - сильнее, чем ваши уверения. Не пойдете, так вас история заставит. Это были очень левые, от которых при первом повороте истории ничего, как от фракции, кроме дыму, не осталось. Если мы сумели остаться революционерами, работать при мучительных условиях и выйти из этого положения снова, сумеем выйти и теперь, потому что это не наш каприз, потому что это объективная неизбежность, которая в стране, разоренной до последней степени, создалась потому, что европейская революция, вопреки нашему желанию, посмела запоздать, а немецкий империализм, вопреки нашему желанию, посмел наступать” (там же, с. 17 - 18).
Вот в чем соль действительно серьезных, важных дискуссий в партии: в решении встающих проблем исходить из их значения для жизни народных масс, для судьбы страны. Те, кто подменяет такой подход идеологическими или иными формальными соображениями, - это либо недоучки и недоумки, либо скрытые до поры до времени предатели, одетые “коммунистами” и “патриотами”. И не намного лучше те, кто строит свое предвидение развития событий, а следовательно, и политическую линию, на субъективных пожеланиях, хотя бы и выраженных в красивых словах, выдвигаемых в качестве принципа действий...
Другой кризисный момент наступил после завершения гражданской войны, когда потребовалось существенно скорректировать стратегию внутренней политики, налаживать экономическую смычку рабочего класса с крестьянством, города с деревней, используя все резервы для восстановления и оживления производства, народного хозяйства. Эта перемена в политика известна под именем нэпа. “В основном, - говорил В.И.Ленин на Х съезде РКП(б), - положение такое: мы должны экономически удовлетворить среднее крестьянство и пойти на свободу оборота, иначе сохранить власть пролетариата в России, при замедлении международной революции, нельзя, экономически нельзя” (т. 43, с. 70). И еще раз напомнил: “Политика есть отношение между классами - это решает судьбу республики” (там же, с. 72). Любое расхождение с такой постановкой проблем, подмена ее густым набором “партийных”, “революционных” и прочих словес есть вредное пустозвонство, демагогия - “добросовестная” (за неимением аргументов) либо скрывающая нечто прямо противоположное декларациям.
В 1921 году возникла опасность такой фракционности (эта опасность стала очевидной несколько раньше, в ходе навязанной партии Троцким и Бухариным дискуссии о профсоюзах), которая нанесла бы удар по жизненно важным интересам большинства трудящихся, народа и поставила бы под вопрос существование Советской власти. Потому-то и были столь суровыми тон и содержание известной резолюции Х съезда “Об единстве партии”: она требовала “немедленно распустить все без изъятия образовавшиеся на той или иной платформе группы”, грозя в противном случае безусловным изгнанием из партии.
Из чего исходил Ленин? “Мы - партия, борющаяся в условиях обостренных трудностей. Мы должны сказать себе: чтобы единство было прочным, нужно, чтобы был осужден определенный уклон. Раз он наметился, нужно его выявить и обсудить” (там же, с.101). И в то же время Ленин предложил, широко разъясняя в партии суть разногласий, “чтобы каждый делегат обдумал вопрос и в докладах проявил необходимую осторожность, не преувеличивая опасности положения и ни в коем случае не давая себе и окружающим впадать в панику” (там же, с. 122). Механическое отождествление ситуации 1921 года и принятых Х съездом РКП(б) решений с нынешней ситуацией даже под заманчивым лозунгом “Десятый” - глупо и неуместно; решения должны быть иными, современными.
Политическая дискуссия в партии серьезна и нужна лишь тогда, когда она берет за исходный пункт насущные проблемы общественного развития, затрагивает жизненные интересы многомиллионных масс. Все остальное, как правило, мелко и мелочно, и в этих случаях она затевается в каких-то побочных интересах и ведется в духе перепалки, без необходимого посвящения даже членов партии в существо разногласий, - для масс это выглядит спором о постах, местечках, деньгах и т.п. Им предоставляется верить в тот или иной набор политических этикеток и штампов, не думая, а просто следуя той тропой, которую им показывают.
Напомним еще раз ленинское требование: “побольше света!” В начале ХХ1 века свет необходим ничуть не меньше, чем сто лет назад.
Владимир МАРКОВ,


Спасибо: 0 
Профиль
cccp
администратор




Сообщение: 1188
Зарегистрирован: 18.04.08
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.09 01:05. Заголовок: Трудности осмысления..


Трудности осмысления переходной эпохи,
или Как критиковать Ленина
Размышления о книге: Евгений Плимак.Политика переходной эпохи. Опыт Ленина. М., 2004, 316 стр.
Сколько ни сковыривали памятники В.И.Ленину в разных городах и весях (начиная с памятника работы Льва Карбеля в Кремле), а память о человеке, под руководством которого всколыхнулась и приобрела новую направленность в ХХ веке мировая история, жива. Те, кто хотел бы ее искоренить, сбрасывая памятники с пьедесталов, в изобилии выпускают толстые и тонкие книги, статьи и брошюры, утверждающие: лучше о нем не вспоминать, ибо основал он нехорошую партию; Октябрьская революция, которую он возглавил, стала трагедией для России с того момента, когда власть захватила кучка заговорщиков; начатая же этой революцией советская эпоха явилась своего рода черным провалом в истории России, 70-летней диктатурой жестоких безбожников, да и сам он был чуть ли не чудовищем... Все эти характеристики Ленина, основанных им партии и государства и построенного по его замыслам нового общества дают очень мало нового по сравнению с тем, что писали о Ленине, большевиках, Советском государстве в первые пореволюционные годы политические противники Советской России и ее вождя. Сейчас этим заняты те, кто раньше только восхвалял. Нравственно-психологический облик некоторых из них, хорошо знакомых автору книги, рельефно обрисован в разделе “Заключение. К современным спорам о Ленине”: моральная ущербность неотделима от невежества либо злостного искажения истины. Вряд ли стоит перечислять имена, которые либо уже забыты, либо утратили былую мимолетную популярность.
Отчего же если не успех, то все же значительное распространение в общественном сознании имело огульное охаивание Ленина? Отчасти этому споспешествовали (как сказал бы склонный к псевдорусской лексике - вслед за А.Солженициным - академик А.Яковлев, получивший все свои степени и звания за безмерное прославление Ленина и ленинизма): бездумное восхваление всего, что связано с именем Ленина; превращение его самого в икону; запрет не только на пересмотр каких-либо результатов его идейно-теоретической и политической деятельности, но и на любую попытку их критического анализа. Плимак прав, когда отмечает эти черты “агитпроповского” Ленина и ленинизма. Естественно, что в такой кондовой обстановке верностью Ленину и ленинизму прикрывались многие глупости (и кое-что похуже), творимые бездарными политиками, карьеристами и просто проходимцами, которые с охотой вступали в правящую партию (об этой опасности предупреждал еще сам Ленин) и всеми силами стремились пробраться “на самый верх”. Многим это удавалось, о чем свидетельствует исторический опыт последних десятилетий, когда КПСС потерпела сокрушительное поражение, была свергнута Советская власть и развален Советский Союз. Льстецы как раз и были в первых рядах “перевертышей”.
Е.Плимак выступает против обеих - как видим, смыкающихся - крайностей, за строго объективный, научный и в этом смысле неизбежно критичный подход. По нашему мнению, именно такая постановка исследовательской задачи единственно правильна. Чтобы правильно понять место Ленина, ленинизма как теории и политики в истории ХХ века (не только России, но и всего мира, - это бесспорно, недаром Ленин был назван по итогам представительных опросов человеком века), необходим именно глубоко научный критический анализ, начиная, конечно, с самой эпохи. Забегая вперед, скажем: во многом это автору удалось. Во многом, но не во всем, ибо противостояли осуществлению такого замысла, кроме прочих, две огромные трудности.
Во-первых, это неимоверное давление насильственно насаждаемого антиленинизма во всех видах, вплоть до глумления и вандализма, и во всех сферах - от науки до массового сознания, через систему образования, СМИ и скроенную по западным стандартам продажную поп-культуру. Пойти против этого мутного и мощного потока особенно тяжело потому, что некоторые его струи выглядели источниками живительной влаги всего 40 - 50 лет назад, и молодежь той поры нахлебалась этой влаги предостаточно. Не миновала чаша сия и автора книги: в ней есть следы идеологических постулатов хрущевского времени, вбивавшихся тогда всей мощью партийно-государственной пропаганды в качестве “истинно ленинских” и потому закрепившихся у многих с прочностью предрассудка, усвоенных как аксиомы, сомневаться в которых просто неприлично. Таковы парадоксы социального познания, задающего границы научной объективности и критичности.
Вот один пример. Полагая, что у Ленина на первом месте стоял приоритет мировой революции (да, такие иллюзии порой возникали, но в целом Ленина прежде всего заботили проблемы России), Плимак утверждает, что “у ленинского ЦК в период советско-польской войны 1920 г. возник авантюрный план “прощупать штыком готовность Польши к социальной революции”, Плимак допускает сразу несколько погрешностей. Почему-то за скобками ленинского ЦК остался Сталин, который был против перенесения военных действий на территорию Польши и даже предупреждал о возможности поражения (см. Соч., т. 4, с.323 - 324, 333), и его же Плимак объявляет виновником поражения Красной Армии, следуя версии Троцкого и Тухачевского. Это, как выражаются шахматисты, элементарный просмотр, обусловленный указанным предрассудком.
Во-вторых, Плимак сам поставил перед собой задачу особой, особо повышенной сложности: проанализировать эволюцию политики Ленина (и, естественно, ее теоретического обоснования) в условиях переходной эпохи, беспрецедентной по глубине и масштабу социально-исторических перемен. Даже сам Ленин, не страшившийся никаких теоретических трудностей в анализе общественного развития, писал об этом виде теоретических и социально-политических затруднений так: “Самая трудная задача при крутых переходах и изменении общественной жизни - это задача учесть своеобразие всякого перехода” (ПСС, т. 40, с. 104). Плимак знает эту ленинскую оценку, но не всегда помнит о ней, “подлавливая” Ленина (во многих случаях правильно) на неточных и ошибочных оценках и прогнозах.
А ведь переходная эпоха, в которую жил и действовал Ленин (думается, она и поныне продолжается в целом ряде основных тенденций, хотя во многом изменилась), не имела прецедентов в истории, и каждый шаг вперед (теоретический вывод, политическое решение) уже в силу своей новизны таил в себе риск ошибки. Сам Ленин это ясно сознавал: “дело наше будет невероятно трудным, в котором будет, несомненно, ряд ошибок. Главное: надо трезво смотреть, где такие ошибки допущены, и переделывать все сначала. Если не два, а даже много раз придется переделывать все сначала, то это покажет, что мы без предрассудков, трезвыми глазами подходим к нашей величайшей в мире задаче” (т. 45, с.75 - 76). При этом если от Ленина быстро меняющиеся ситуации требовали неотложной теоретической оценки и срочных политических решений, то у нас, согласитесь, для оценки всего этого и времени больше, и остальные условия, так сказать, льготные...
Соглашаясь с Плимаком в необходимости критического анализа наследия Ленина, мы, однако, считаем целесообразным разделить объекты действительно научной критики (ни лай, ни аллилуйщина в расчет, естественно, не берутся) на два вида. Во-первых, это пересмотр Лениным положений марксизма, в том числе авторитетнейших и общепризнанных, либо выдвижение новых идей вне сопоставления с выводами классического марксизма: чем это было вызвано, на чем основано, насколько подтверждено последующей социально-исторической практикой. Во-вторых, это теоретические положения и политические решения сугубо временные, преходящие, возникшие из необходимости немедленного реагирования на сиюминутную ситуацию (хотя “минута” могла быть протяженностью в несколько недель, месяцев, а то и лет, как это было, скажем, с “военным коммунизмом”). Содержание переходной эпохи отличалось полной новизной, опыт практического прорыва к социализму отсутствовал, и действия, организуемые партией и государством, нередко осуществлялись методом “проб и ошибок”; естественно, и обоснование этих действий осуществлялось примерно так же. Критикуя подобные действия и их обоснования, следует учитывать, что это - неизбежные отходы реального исторического процесса, вынужденные шаги, в которых не следует усматривать ни теоретической глубины, ни элементов политической стратегии, рассчитанной чуть ли не на всю переходную эпоху. Они были ценны, как в науке ценен и отрицательный опыт.
В советской общественной науке такие вещи различались недостаточно хорошо, а в буржуазном лениноведении - в той его преобладающей части, которая была и остается по направленности антиленинской, - намеренно спутывались, а то и менялись местами, ибо создавали видимость обоснованности компрометации ленинской теории и политики и самого Ленина; ту же антиленинскую манеру легко разглядеть и в писаниях продажных отечественных авторов в наши дни.
В исследовании Плимака можно найти моменты недостаточной дифференцировки вопросов этих двух видов. Так, знаменитый “военный коммунизм”, жеванный-пережеванный идейными и политическими противниками Ленина и начатых им коренных социальных преобразований, в книге Плимака фигурирует под № 2 в ряду “моделей социализма”, которые конструировал Ленин. И это - несмотря на то, что и Ленин не раз говорил о вынужденности мер “военного коммунизма”, и сам Плимак, надо отдать ему должное, тоже отмечает это - как фактическую данность. Даже не пуская в ход теоретические доводы, на основе обычного здравого смысла легко дать отрицательный ответ на вопрос: может ли придти в голову кому-то (даже не гениальному, просто разумному человеку) - из серии вынужденных, подчас единственно возможных, шагов во внутренней и внешней политике складывать, как при игре в кубики, “модель № 2”? В неимоверно тяжелых условиях гражданской войны, интервенции и блокады, голода, холода, эпидемий и разрухи, безработицы и массового бандитизма!
Конечно, и в этих единственно возможных мерах для спасения первого в истории государства рабочих и крестьян можно усмотреть социалистическое содержание (точнее, удержание позиций для будущих социалистических преобразований), однако видеть в них “модель социализма”, по нашему мнению, неосновательно. Хотя кое-что из этого опыта должно быть учтено и было учтено с переходом к мирному строительству нового общества. По нашему мнению, так сказать было бы точнее, чем это было выражено в книге - в заключении параграфа о “военном коммунизме”. “Можно сказать, - пишет Плимак, - что это была попытка штурмовым способом выйти к ложно обозначенным “коммунистическим основам производства и распределения», причем - что самое удивительное - в обстановке жесточайшей Гражданской войны. Крах попытки был неотвратимым” (с. 230). И уж совсем неверной предстает в этом свете попытка Плимака видеть “зародыш коллизий эпохи “военного коммунизма” в России 1918 - 1920 гг.” в ряде вполне научно обоснованных положений (гипотез) классического марксизма о будущем обществе, которые обозваны (не то чтобы без достаточной, но и вообще безо всякой аргументации) “догматическими постулатами”.
Для более адекватного, точного понимания места и роли Ленина в истории надо определить, что было нового в его теории и политике и что было главным в его деятельности - как говорится, “в сухом остатке”.
Последователи Ленина обычно говорят (вслед за Сталиным), что ленинизм есть марксизм эпохи империализма и пролетарских революций. И это правильно: даже в столь кратком (в том числе по сравнению со сталинской формулировкой) определении ленинизм предстает как новый этап революционного марксизма, как его продолжение в новой исторической обстановке. Но можно ли назвать это принципиально новым? Ведь некоторые черты развития капитализма на его монополистической стадии были уже если не исследованы подробно, то все же намечены, предугаданы классиками марксизма, прежде всего Марксом: неравномерность развития, концентрация капитала и тенденция к монополизму, формирование владычества финансового капитала (господство сферы обращения над производством и потреблением), конкуренция за рынки сбыта и ресурсы. Однако целостная характеристика существенных признаков монополистического капитализма как особой, новой фазы его развития, - несомненно, заслуга Ленина. Кстати, как раз в этом пункте было бы уместно проявить критическую жилку, отметив, что фактически во всех пяти признаках империализма, выделенных Лениным, речь идет о роли финансового капитала в экономике и финансовой олигархии в политике, но обобщающего вывода в этом плане Ленин все же не сформулировал, хотя у него и были абсолютно верные оценки империализма как «всевластия финансового капитала».
Принципиально новым мы полагали бы иной вклад Ленина в теорию и политику, а именно применение Марксовой диалектики к специфическим условиям одной страны – России. Условия социально-экономического, политического, культурного и социально-психологического развития которой исследовались Лениным и сами по себе, и в связи с общемировым историческим процессом. Эта направленность теории и политики ленинизма обычно остается на периферии внимания исследователей, хотя именно она-то и является ключом к пониманию всего того нового, что дал Ленин; сказанное относится и к книге Плимака.
Маркс, вслед за Гегелем, видел путь познания в восхождении от абстрактного к конкретному. Но таков же путь не только познания, но и самой социально-исторической практики: новые общественные явления и процессы возникают не в готовом, развитом виде, а представляют собой поначалу, выражаясь ленинским термином, “ростки”. В этом плане мы имеем основание рассматривать выводы и рекомендации Маркса и Энгельса относительно как нового общества, так и перехода к нему именно как научные абстракции, как гипотезы, которые должны быть “переварены” в котле социально-исторической практики, проверены и подтверждены ею, уточнены, а может быть, и отвергнуты, поскольку речь идет о применении общих положений к иному уровню практики - иному во времени и в пространстве, в специфических конкретно-исторических условиях. Величие Ленина как теоретика и политика состоит в том, что он нашел именно такой путь восхождения от абстрактного к конкретному и, как политик, шел именно этим путем целеустремленно и достаточно последовательно (этим же путем следовал преемник Ленина Сталин, хотя в 1924 г., определяя специфику ленинизма, он упомянул эту особенность мимоходом, как неглавную).
Автор книги к этой ключевой проблеме подошел достаточно близко. Он приводит известное положение из статьи Ленина 1899 г. “Наша программа” (“Мы вовсе не смотрим на теорию Маркса как на нечто законченное и неприкосновенное...”, см. с. 43), однако обрывает ее там, где как раз и сказано, на наш взгляд, самое существенное: “Мы думаем, что для русских социалистов особенно необходима самостоятельная разработка теории Маркса, ибо эта теория дает лишь общие руководящие положения...” (ПСС, т. 4, с. 184). Следующее за этим перечисление стран показывает, что Ленин имеет в виду путь развития теории именно как восхождение от абстрактному к конкретному, как путь углубления в ту социальную материю, с которой имеют дело революционеры-марксисты той или иной страны. Разрабатывая проблемы теории, формируя стратегию и тактику созданной им большевистской партии, намечая и проводя в жизнь политику Советского государства, Ленин всегда имел в виду судьбы русской революции, Советской России и ее трудового народа, социалистические преобразования в основанном по его замыслам Союзе Советских Социалистических Республик, - конечно, в связи с общемировой ситуацией.
Именно в этом русле лежит еще одна характерная особенность ленинизма, дающая принципиальную новизну. Хотя и Маркс, и Энгельс сделали верный общий вывод о том, что подлинными творцами истории являются народные массы, все упования на победу социальной революции как поворота от предыстории человечества к его подлинной истории они возлагали на развитие промышленного пролетариата. Естественно, Ленин как марксист начинал тоже с этого. Однако углубление в социальную материю России привело его к иным выводам. Он понял, что революция не может быть осуществлена только на основе марксистских идей, запущенных в массы партией: народные массы, приходя в стихийное движение, играют роль вполне самостоятельного фактора. На этот счет у Ленина масса высказываний, например: “Социализм не создается по указам сверху. Его духу чужд казенно-бюрократический автоматизм; социализм живой, творческий, есть создание самих народных масс” (ПСС, т. 35, с. 57); “В народной массе мы все же капля в море, и мы можем управлять только тогда, когда правильно выражаем то, что народ сознает” (т. 45, с. 112); “Сомкнуться с крестьянской массой, с рядовым трудовым крестьянством, и начать двигаться вперед неизмеримо, бесконечно медленнее, чем мы мечтали, но зато так, что действительно будет двигаться вся масса с нами. Тогда и ускорение наступит такое, о котором мы сейчас и мечтать не можем” (там же, с.78).
Особенно важно то, что Ленин не просто говорил о большинстве народа, но имел в виду именно русское крестьянство, которое и составляло это большинство. В этой связи у Ленина неоднократно появляются характеристики государства и правительства как рабоче-крестьянских, а сутью диктатуры пролетариата в России он - тоже неоднократно - называет союз рабочего класса с крестьянством (поэтому встречающиеся в книге Плимака указания на недооценку Лениным крестьянства следует признать не вполне основательными). Все указанные и подобные ленинские тезисы не только обладают теоретической новизной, они были категорическим императивом политики, основанной на ленинизме (вплоть до известного, в тоне приказа, запрета: “не сметь командовать середняком!”). Совершенно очевидно, что Ленин вплотную подошел к крупнейшему теоретическому выводу о двух источниках революционных преобразований при переходе к социализму. Первый уже ясно указан в произведениях классического марксизма: создание пролетарского мировоззрения и организация пролетариата как решающей политической силы в обществе. У Ленина мы видим указание на самостоятельное историческое творчество масс, реализующих в ходе революционных преобразований свои насущные интересы, причем в России эти массы в подавляющем большинстве были отнюдь не фабрично-заводские пролетарии. И Ленин обращается к самостоятельному революционному, даже социалистическому потенциалу русского крестьянства, “дает ему волю”. Таков истинный смысл отступления в период нэпа к свободной - после сдачи продналога - торговле излишками хлеба (до этого столь часто служившей объектом ленинской критики и опасений, что она станет путем реставрации капитализма в России): если вам, крестьянам, это необходимо, Советская власть это обеспечит, пробуждая и стимулируя внутренне присущие крестьянству социалистические тенденции. Можно, следуя по пути Плимака, называть это “моделью № 3” (сам Ленин не считал нэп “моделью социализма”, а уверенно предвидел, что “из России нэповской будет Россия социалистическая”), но, видимо, правильнее будет сказать, что переход к политике, опирающейся на оба выше названные фактора, положил начало той особой форме социализма, которую следует определить как русский советский социализм.
Пора прекратить нелепые дилетантские попытки изобретать определения того, что было намечено Лениным и построено под руководством Сталина (первого можно назвать, используя терминологию начала космической эры, Главным теоретиком, а второго Генеральным конструктором русского советского социализма): социализм “ранний”, “государственный”, “феодальный” и даже ...отсутствие социализма. Обидно за социализм: мы при нем жили, хотя в свое время было обидно за то, что плохо, нецеленаправленно преодолевались его очевидные недостатки. Ну, а что касается “раннего”, то иным он и не мог быть, ибо созидался впервые в истории и существовал по историческим меркам очень недолго.
Кстати, построенный в СССР социализм часто ругают за уравнительность, видя в этом мелкобуржуазность, утопичность и т.п. А “всего-то и делов”: надо было ограничиться научной, стоящей на прочной почве анализа фактов критикой уравнительности в оплате труда. В остальном же уравнительность есть необходимый атрибут социализма: равенство в основных социальных правах - равный доступ к минимуму (растущему по мере роста общественного производства) самых необходимых жизненных средств, включая доступ к здравоохранению, образованию, культуре, не говоря уж о цивилизованном жилище. По-видимому, теперь, по мере ликвидации социальных гарантий для подавляющего большинства граждан (их официально и в печати, в том числе оппозиционной, именуют неточно, а потому и неверно “льготами”), отношение к уравнительности должно измениться и у ее критиков, занимающихся проблемами теории и истории социализма, - если, конечно, они не имеют каких-то особых - по масштабам и стабильности - источников дохода. Если Плимак не имеет таковых, то, наверное, жизнь заставит его кое в чем скорректировать свое отношение к этой проблеме.
Научная критика теории и политики Ленина возможна и при анализе проблем, им поставленных (или хотя бы указанных), но не решенных. Речь идет о принципиально важной для ленинского наследия книге “Государство и революция”. Плимак возражает Ленину по частным вопросам, которые не имеют общеметодологического и в этом смысле вневременного решения, а требуют максимальной конкретности по мере углубления в социальную материю. А ведь можно было рассмотреть содержание книги в сопоставлении с заявкой Ленина на тему, с ее исходным пунктом. Таковым служило высказывание Энгельса, приведенное в начале гл.1 (см. Т. 33, с. 6 - 7), в котором указаны две стороны государственной организации общества: сила, подавляющая большинство классов в угоду господствующему, и “сила, происшедшая из общества, но ставящая себя над ним, все более и более отчуждающая себя от него”. Ленин блестяще выполнил первую половину исследовательской задачи, но вторую то ли не ставил перед собой, то ли времени на это не хватило (кабы задержалась Октябрьская революция на два-три месяца, авось в спокойных условиях Финляндии он сделал бы это, при его-то гениальности). Позднее специально разрабатывать эту проблему у него уже не было времени и сил; не случайно, видимо, он, пообещав слушателям Свердловского комуниверситета цикл лекций о государстве, ограничился одной, вводной. А в практической работе по руководству государством затем и сам уже испытывал большие неудобства от этого пробела в теоретической работе, вроде публичной жалобы на Х1 съезде РКП(б): “вот мы год пережили, государство в наших руках, - а в новой экономической политике оно в этот год действовало по-нашему? Нет...Вырывается машина из рук: как будто бы сидит человек, который ею правит, а машина едет не туда, куда ее направляют, а туда, пуда ее направляет кто-то, не то нелегальное, не то беззаконное, не то бог откуда взятое, не то спекулянты, не то частнохозяйственные капиталисты, или те и другие, - машина едет не совсем так, а очень часто совсем не так, как воображает тот, кто сидит у руля этой машины” (т. 45, с. 86). Без разносторонней разработки этой, так сказать, “второй половины” общей теории государства не будут поняты до конца причины поражения социализма, не будут поняты также содержание и характер государственного механизма, утвердившегося в России после переворота 1991 - 1993 гг.
Обилие критических замечаний по книге Плимака не должно огорчать автора - не меньше досталось и Ленину. А порождено оно, это обилие, как раз достоинствами рецензируемой книги: многосторонность рассмотрения важных проблем и открытость при их обсуждении побуждает к мыслительной активности и внимательных, признательных автору читателей, к числу которых принадлежит и автор данной рецензии.
В заключение хотелось бы выразить сожаление о том, что в книге не использованы архивные материалы, хотя бы “из вторых рук”. Так, содержание гл. 15 “Последние советы Ленина партии и отказ от их использования значительно обесценивается без учета выводов весьма доказательной источниковедческой работы Валентина Сахарова “Политическое завещание” Ленина. Реальность истории и мифы политики” (Изд-во МГУ, 2003). Главный из этих выводов: 5 документов из состава “Завещания” - фальшивки. Ссылка на опубликованные данные из рассекреченных архивов была бы полезна и в некоторых других случаях. Например, утверждая, что при Сталине “репрессии НКВД-ОГПУ увеличатся тысячекратно - счет пойдет на миллионы”, автор книги пассивно следует то ли за Карякиным и Арутюняном, приводящим просто фантастические цифры едва ли не поголовного истребления мужского населения СССР, то ли за Зюгановым, молчаливо согласившимся в одном из телевизионных интервью с такими же несчитанными “миллионами”, - а ведь есть точные данные, не следует их игнорировать.
Можно отметить и другие, более частные недочеты рецензируемой книги. Например, замечания автора к ленинскому определению оппортунизма неудовлетворительны, во-первых, потому, что в трудах Ленина есть и другие определения этого явления, указывающие на другие его стороны, черты, признаки, а во-вторых, Ленин хорошо понимал ограниченное теоретическое значение дефиниций (причем формулировал это свое мнение по отношению к собственному определению империализма!). Такая критика лишь снижает высокий - необычно высокий для нашего времени - уровень книги Евгения Григорьевича Плимака.
В целом следует согласиться с мнением редакции “Весь мир”, которая издала книгу Плимака: по своему содержанию она шире, чем обозначено в заголовке, - “ее можно назвать критической интеллектуальной биографией” Ленина.
Владимир Марков,
Заместитель председателя Международного
Союза славянских журналистов.
Написано по согласованию с редакцией журнала «Свободная мысль», однако не опубликовано, без внятных объяснений. «Свобода» мысли в журнале – не для всех. Им не нужна была оценка книги, опирающаяся на научный анализ проблем, - им нужно было раздувание критических замечаний в адрес Ленина и революционных преобразований в стране, замечаний даже мелочных и даже неосновательных. Либеральным интеллигентам сытость, покой и поощрения от высокого начальства дороже, чем объективная наука.


Спасибо: 0 
Профиль
cccp
администратор




Сообщение: 1204
Зарегистрирован: 18.04.08
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.09 22:42. Заголовок: РА пишет: Мавзолей ..


РА пишет:

 цитата:
Мавзолей Ленина закрыли на профилактику



ЛЕНИН И СТАЛИН
Почему не утихает кампания лжи и клеветы против В.И.Ленина и И.В.Сталина, которую не одно десятилетие ведут империалистическая пропаганда и прислужники мировой финансовой олигархии, в том числе “отечественные” (на самом деле прозападные) СМИ? После смерти Сталина прошло полвека, а Ленина - и вообще 80, а их до сих пор пытают-ся захоронить - выветрить из памяти народной...Изощряются в способах и поводах клеве-ты на них, на их могилы громоздят все новые кучи мусора - ради чего? Почему враги со-циализма и Советской власти - власти трудящихся, враги России и русского народа нара-щивают вал лжи и клеветы, почему имена Ленина и Сталина и поныне вызывают у них страх и злобу?
Ленин и Сталин - великие народные вожди, олицетворяющие в сознании всего прогрессивного человечества уверенность в возможности революционного преобразования общества на началах социального равенства и справедливости. С их именами связаны победа Великой Октябрьской социалистической революции и разгром соединенных сил внешней и внутренней контрреволюции в гражданской войне. Ленин и Сталин были творцами победоносной стратегии строительства нового общества - без эксплуатации и угнетения, общества, где высшими ценностями являются умелый и добросовестный труд на общее благо, товарищеская солидарность в отношениях между людьми, дружба народов, всестороннее развитие личности каждого. Ненависть к социализму и Советской власти, к стране Октября и ее трудовому народу - вот главные источники и мотивы неутихающей кампании буржуазии и ее холуев против Ленина и Сталина.
Одним из излюбленных приемов этого направления антисоветской, антисоциалисти-ческой, антироссийской пропаганды является противопоставление Ленина Сталину, и наоборот. Прием этот не нов, он создан едва ли не самым талантливым и изощренным врагом строительства социализма в Советском Союзе космополитом Л.Троцким. Когда наша страна на рубеже 1917 - 1918 годов была на грани гибели, Троцкий попытался сорвать заключение Брестского мира, ибо Россию он рассматривал лишь как вязанку хвороста для разжигания пожара мировой революции, а судьбу русского народа отождествлял с чем-то вроде навоза для удобрения исторического поля, урожай с которого должны будут снять “цивилизованные” страны Запада. Прорваться к власти ему мешали Ленин и Сталин. И когда болезнь вынудила Ленина отойти от руководства партией и государством, весь огонь троцкисты и их союзники сосредоточили на Сталине. Ведь не кто иной, а именно Сталин стал преемником Ленина, по инициативе которого был введен пост Генерального секретаря ЦК партии и который приложил все силы к тому, чтобы на этот пост был избран Сталин. Оппозиционеры же стремились “доказать”, будто Сталин не продолжатель дела Ленина, а чуть ли не его “враг”.
Один пример такого рода мне уже приходилось рассматривать в статьях в связи с 80-летием образования СССР - ложь о “противоположности” позиций Ленина и Сталина по этому вопросу. На всех последних съездах партии их позиции полностью совпадали: со-ветские республики должны объединиться на основе федерации, что по тем временам оз-начало вхождение их в РСФСР на правах автономии, - иной федерации практика сущест-вования многонациональных государств и государственно-правовая наука не знали. Ле-нин же открыл новую форму федеративного устройства многонационального государст-ва, и это его научное открытие, это новаторское политическое решение можно уверенно датировать сентябрем 1922 года. Именно тогда он в письме Л.Б.Каменеву для членов Политбюро предложил создать “второй этаж федерации” - объединение в прочный государственный союз остающихся суверенными советских республик. И только с этого момента можно было бы говорить о разнице позиций Ленина и Сталина. Но не было ее, этой разницы: Сталин мгновенно оценил теоретическую глубину и смелость, политические выгоды этого новаторского решения и воспринял эту новую ленинскую позицию как свою. Ленинская концепция была утверждена пленумами ЦК в октябре и ноябре, положена в основу Декларации и Договора об образовании Союза Советских Социалистических Республик и служила стержнем всех Конституций СССР - 1924, 1936 (Сталинской) и 1977 годов.
Версия о “противоположности” позиций Ленина и Сталина по этому вопросу принижает значение идеи Ленина как крупного научного открытия: троцкист Хрущев низвел ее значение до “правильной позиции” (чтобы выставить Сталина носителем “неправильной” позиции, антиленинской), тем самым торпедировав дальнейшую теоретическую ее разработку, которая так пригодилась бы, когда на Советский Союз начали атаку новые скрытые враги Советского Союза и социализма, прорвавшиеся в 80-х годах ХХ века к власти.
Единственным аргументом в поддержку этой лживой версии являлась включенная в состав так называемого “политического завещания” статья “К вопросу о национальностях или об “автономизации”, датированная 30 - 31 декабря 1922 года. Странная, необъясни-мая, абсолютно несвойственная Ленину алогичность! Партия приняла ленинскую концепцию, в основополагающих документах о создании СССР эта концепция конституирована, утверждена Всесоюзным съездом Советов, а Ленин вдруг бросается в бой - якобы против “противостоящего” этой концепции Сталина?! Думается, прав историк Валентин Сахаров, обосновавший, что данная “диктовка” - не более чем фальшивка; во всяком случае, ни один из его доводов не был никем опровергнут (см. газету “За Родину, за Сталина!” за май 1997 г. В конце 2003 г. вышла в свет его книга “”Политическое завещание Ленина. Реальность истории и мифы политики”, в которой убедительно доказано, что пять (!) документов из состава “Завещания” - троцкистские фальшивки).
В 1923 году троцкистские фальсификаторы обманули Сталина и ЦК, в 1956 году неот-роцкист Хрущев, идя протоптанной ими тропой, обманул уже всю партию и весь народ. Вот на какой гнилой основе держится миф об “антиленинизме” Сталина.
Если применить к оценке политики Сталина за 30 лет крупный исторический масштаб, то нетрудно заметить, что все главные ее направления так или иначе были намечены в работах Ленина, посвященных перспективам социалистического строительства в России, а затем в СССР - в стране многонациональной и с очень сложным социальным составом населения, находящейся в условиях враждебного капиталистического окружения, готового вновь и вновь повторять попытки на-сильственно разрушить первое в мире государство рабочих и крестьян. Ускоренная индустриализация страны, социалистическое кооперирование села, глубокая и разносторонняя культурная революция, справедливое решение национального вопроса и организация дружбы народов - эти и другие направления государственной политике в СССР во многом питалась ленинскими идеями. Конечно, течение исторического времени, быстро меняющаяся практика ставили новые задачи и требовали новаторских политических решений, выдвижения и разработки новых теоретических идей, и на эти требования ответ был дан достойный. Употребляя лексику 60 - 70-х годов, Ленина можно назвать Главным Теоретиком социалистического созидания. Его ближайший соратник, продолжатель его дела Сталин был Генеральным Конструктором построенного под его руководством русского советского социализма, в котором воедино слились общенациональные интересы наций и народностей СССР и социальные интересы всех трудящихся на основе принципов пролетарского революционного мировоззрения. В по-литике Сталина выкристаллизовались два вполне очевидных приоритета: защита безопас-ности страны и настойчивое повышение уровня материальной и культурной жизни наро-да.
Идейно-теоретическое единство, преемственность политики Ленина и Сталина оче-видны, это невозможно ничем опровергнуть. Надежность, победоносность выработанной ими стратегии строительства нового общества подтверждена опытом истории. Осущест-вив в рекордно короткие сроки коренные социально-экономические преобразования, со-ветский народ под руководством ВКП(б) и признанного вождя партии и народа Сталина смог настолько подготовиться к неизбежному столкновению с агрессорами, что выдер-жал неимоверной силы удар до зубов вооруженных полчищ немецко-фашистских захват-чиков, а затем и разгромил их, проявив чудеса массового героизма, спас Европу и мир от “коричневой чумы”.
Победили в Великой Отечественной войне не только созданный самоотверженным трудом народа необходимый военно-экономический потенциал, превосходные по качест-ву и достаточные по массе вооружения и техника, не только доблесть солдат, мастерство командиров, талант и опыт выдающихся полководцев. Победил выкованный партией дух сплоченности и самоотверженности, дух советского патриотизма, основы которого были заложены еще Лениным, начиная с его великого призыва “Социалистическое отечество в опасности!” Советский патриотизм - это органичный сплав передовых социально-политических идей с любовью к Родине, с лучшими историческими традициями народа.
Величие народного духа, его непобедимость как раз и коренится в неразрывности этих составляющих, и об этом никогда нельзя забывать. В своей речи на знаменитом, изумив-шем весь мир (враг стоял у порога Москвы!) параде войск Красной Армии 7 ноября 1941 года Сталин напутствовал идущих на фронт воинов напоминанием о героических тради-циях нашего народа. Это и поныне незабываемо: “Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков - Александра Невского, Димитрия Донско-го, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!” В наши дни патриоты с различными политическими взглядами часто вспоминают эти слова, однако иные из них забывают последующие слова Сталина: “Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!” - и концовку этой исторической речи: “Под знаменем Ленина - вперед к победе!” Нельзя этого забывать.
Ленин и Сталин неразделимы в нашей истории, и потому враги СССР, враги России, антисоветчики и русофобы с такой яростью и злобой пытаются оторвать друга от друга эти два великих имени, разорвать на куски самые грандиозные, самые героические стра-ницы истории советской эпохи, чтобы тем самым внести смуту в историческую память народа, добиться, как мечтал Аллен Даллес, “угасания его самосознания”. Отстоять от этого напора правду истории, сохранить и возродить величие духа нашего народа невоз-можно, не восстановив историческую справедливость по отношению к великим народ-ным вождям - Ленину и Сталину, не очистив их имен от той грязи, которую наносили троцкисты и действующие по их рецептам фашистские и империалистические идеологи, а у нас в стране - “шестидесятники”-хрущевцы, “перестройщики”-горбачевцы, а теперь наносят антипатриоты-ельциноиды, холуи мирового финансового капитала, “западники” и сионисты. И от того, что некоторые враги Ленина и ленинизма напяливают на себя одежды “русских националистов”, ничего не меняется: в том они союзники Троцкого и Даллеса, Яковлева и Жириновского, такие же, по сути, русофобы.
В этой борьбе мы должны не позволять никому противопоставлять Ленина - Сталину, Сталина - Ленину. Защищая одного, мы защитим обоих, и никак иначе. Позволяя очер-нить и унизить одного из них, мы тем самым допускаем разрушительные удары по осно-вам народного духа. Не может быть счастлив народ, позволяющий оплевывать своих ис-пытанных вождей, под руководством которых было сотворено в ХХ веке небывалое “рус-ское чудо”, обозначившее начало и давшее толчок к преображению всего мира, всей ис-тории. Идеи и дела Ленина и Сталина служат мощным стимулом и основой для обеспече-ния столь необходимого в наши дни единства общества - народного единства, для спасе-ния и возрождения нашего прекрасного и великого Отечества.
Владимир Марков.


Спасибо: 0 
Профиль
cccp
администратор




Сообщение: 1205
Зарегистрирован: 18.04.08
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.09 22:46. Заголовок: В.И.Ленин: Теория и ..


В.И.Ленин: Теория и практика социализма

Наше учение - говорил Энгельс про себя и про своего знаменитого друга - не догма, а руководство для действия. В этом классическом положении с замечательной силой и вы-разительностью подчеркнута та сторона марксизма, которая сплошь и рядом упускается из виду. А упуская ее из виду, мы делаем марксизм односторонним, уродливым, мертвым, мы вынимаем из него его душу живу, мы подрываем его коренные основания - диалек-тику, учение о всестороннем и полном противоречий историческом развитии; мы подры-ваем его связь с определенными практическими задачами эпохи, которые могут меняться при каждом новом повороте истории.
(О некоторых особенностях исторического развития марксизма. 1910 г. Полн. собр. соч. . т. 20, с.84. Далее указаны только том и страницы).

Крепкой социалистической партии не может быть, если нет революционной теории, объединяющей всех социалистов... Мы вовсе не смотрим на теорию Маркса как на нечто законченное и неприкосновенное; мы убеждены, напротив, что она положила только краеугольные камни той науки, которую социалисты должны двигать дальше во всех направлениях, если они не хотят отстать от жизни. Мы думаем, что для русских социали-стов особенно необходима самостоятельная разработка теории Маркса, ибо эта теория дает лишь руководящие положения, которые применяются в частности к Англии иначе, чем к Франции, к Франции иначе, чем к Германии, к Германии иначе, чем к России.
(Наша программа. 1899 г., т.4, с.183, 184).

Не обращать внимания на изменившиеся с тех пор условия, отстаивать старые решения марксизма - значит быть верным букве, а не духу учения, значит повторять по памяти прежние выводы, не умея воспользоваться приемами марксистского исследования для анализа новой политической ситуации.
(Национальный вопрос в нашей программе. 1903 г., т. 7, с. 237).

Не снимать теоретические вопросы должны мы, а поднимать всю нашу партийную практику на высоту теоретического освещения задач рабочей партии.
(У съезд РСДРП. 1907 г. Т. 15, с. 314).

Социальная революция не может произойти иначе, как в виде эпохи, соединяющей гражданскую войну пролетариата с буржуазией в передовых странах и целый ряд демо-кратических и революционных, в том числе национально-освободительных, движений в неразвитых, отсталых и угнетенных нациях.
(О карикатуре на марксизм и об “империалистическом экономизме”. 1916 г.,
т. 30, с. 112).

Социалистическая революция не будет только и главным образом борьбой револю-ционных пролетариев в каждой стране против своей буржуазии, - нет, она будет борьбой всенх угнетенных империализмом колоний и стран, всех зависимых стран против между-народного империализма.
(Доклад на 11 Всероссийском съезде коммунистических организаций народов Востока. 1919 г., т. 39, с.327).

Переход от капитализма к коммунизму есть целая историческая эпоха. Пока она не закончилась, у эксплуататоров неизбежно остается надежда на реставрацию, а эта надеж-да превращается в попытки реставрации.
(Пролетарская революция и ренегат Каутский. 1918, т. 37, с. 264).

Революция может состоять и, вероятно, будет состоять из долголетних битв, из не-скольких периодов натиска, с промежутками контрреволюционных судорог буржуазного строя.
(Истинные интернационалисты: Каутский, Аксельрод, Мартов. 1915 г., т. 27, с.57).

Мы непобедимы в мировом масштабе, хотя этим нисколько не исключается возмож-ность поражения отдельных пролетарских революций на то или другое время.
(О продовольственном налоге. 1921 г., т. 43, с. 240 - 241).

Все революционные партии, которые до сих пор гибли, - гибли оттого, что зазнава-лись и не умели видеть, в чем их сила, и боялись говорить о своих слабостях. А мы не погибнем, потому что не боимся говорить о своих слабостях и научимся преодолевать слабости.
(Х1 съезд РКП(б). 1922 г., т. 45, с.118).
Чем больше размах, чем больше широта исторических действий, тем больше чис-ло людей, которое в нем участвует, и, наоборот, чем глубже преобразование, которое мы хотим произвести, тем больше надо пднять интерес к ним и сознательное отношение, убе-дить в этой необходимости новые и новые миллионы и десятки миллионов. В последнем счете потому наша революция все остальные революции далеко оставила за собой, что она подняла через Советскую власть к активному участию в государственном строи-тельстве десятки миллионов тех, которые раньше оставались незаинтересованными в этом строительстве.
У111 Всероссийский съезд Советов. 1920 г., т. 42, с. 140).

В народной масе мы все же капля в море, и мы можем управлять только тогда, когда правильно выражаем то, что народ сознает. Без этого комунистическая партия не будет вести пролетариата, а пролетариат не будет вести за собою масс, и вся машина развалится.
(Х1 съезд РКП(б). 1922 г., т. 45, с. 112).

Создав новый, Советский, тип государства, открывающий возможность для трудя-щихся и угнетенных масс принять деятельнейшее участие в самостоятельном строитель-стве нового общества, мы разрешили только небольшую часть трудной задачи. Главная трудность лежит в экономической области: осуществить строжайший и повсеместный учет и контроль производства и распределения продуктов, повысить производительность труда, обобществить производство на деле.
(Очередные задачи Советской власти. 1918 г., т. 36, с. 171).

Мы должны суметь организовать хозяйство на новой, более совершенной базе с ути-лизацией и учетом всех завоеваний капитализма. Без этого мы никакого социализма не в состоянии будем построить.
(Речь на 11 съезде профсоюзов. 1920 г., т. 40. С. 304).

Коммунизм есть Советская власть плюс электрификация всей страны, ибо без элек-трификации поднять промышленность невозможно... Коммунизм предполагает Совет-скую власть, как политический орган, дающий возможность массе угнетенных вершить все дела, - без этого коммунизм невозможен...
Этим обеспечивается политическая сторона, но экономическая может быть обеспече-на только тогда, когда действительно в русском пролетарском государстве будут сосре-доточены все нити крупной промышленной машины, построенной на основах современ-ной техники, а это значит - электрификация, а для этого надо понимать основные условия применения электричества и соответственно понимать и промышленность и земледелие.
(Наше внешнее и внутреннее положение и задачи партии. Речь на Москов-ской губернской конференции РКП(б). 1920 г., т. 42, с. 30 -31).

Перед союзом представителей науки, пролетариата и техники не устоит никакая темная сила.
(Речь на 11 Всероссийском съезде работников медико-санитарного труда. 1920 г., т. 40, с.189).

Вы сделали бы огромную ошибку, если бы попробовали бы сделать тот вывод, что можно стать коммунистом, не усвоив того, что накоплено человеческим знанием. Было бы ошибочно думать так, что достаточно усвоить коммунистические лозунги, выводы коммунистической науки, не усвоив себе той суммы знаний, последствием которых явля-ется сам коммунизм.
(Задачи союзов молодежи. 1920, т.41, с. 303).


Спасибо: 0 
Профиль
Moldovan
постоянный участник




Сообщение: 32
Настроение: агрессивное
Зарегистрирован: 15.02.09
Откуда: Советский Союз, в оккупации
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.03.09 18:07. Заголовок: Проект Программы Партии коммунистов-революционеров Украины


Товарищи! Вашему вниманию предлагается проект Программы Партии коммунистов-революционеров Украины, написанный политзаключенным А. Яковенко, одним из главных фигурантов «Одесского дела» и лидеров движения коммунистов-революционеров Украины. На совещании российских и молдавских коммунистов-революционеров в Москве (февраль 2009 г.) решено опубликовать украинский проект и начать его широкое обсуждение и дополнить его своим проектом.

Федор Кучеренко
27.02.09

А. Яковенко
ПРОЕКТ ПРОГРАММЫ ПАРТИИ
СПАСЕНИЕ ОТ УНИЧТОЖЕНИЯ
ХХI век. Весь ХХ век мировой капитализм превращался из своей начальной империалистической формы в конечную форму – глобализм. Концентрация производства и капиталов в руках немногих монополий, вывод производства и капитала из империалистических стран в страны развивающегося третьего мира, разрушение мировой системы социализма превратило капитализм в единое хозяйство, охватывающее весь мир.
Продолжают стираться государственные границы. Мир разделился на страны капиталистического Центра, где сосредоточены весь капитал, управление им (ВТО, МВФ и т.д.), вооруженные силы (НАТО), и страны капиталистической Периферии, куда выносится все вредное, сырьевое производство, могильники с отходами. Кроме того, страны Периферии используются как сырьевые источники для нормальной жизнедеятельности глобального капитализма. Мы наблюдаем невиданную ранее эксплуатацию странами Центра Периферии, а также рабочих Центра. Понятия «Центр» и «Периферия» стали не географическими, а классовыми понятиями.
На протяжении всего ХХ века шли локальные войны с целью порабощения стран Периферии, завладение их сырьем и дешевой рабочей силой.
Эти войны продолжаются и сейчас. Количество таких войн увеличивается. Народы стран Периферии начинают оказывать яростное сопротивление странам Центра, воюя и против их прямой агрессии, и против марионеточных Центру правительств.
Глобализация капитализма привела к невиданному ранее потоку миграции из стран Периферии в Центр. К ним добавились миллионы беженцев из зон вооруженных конфликтов.
Это привело к дестабилизации социально-экономической обстановки в благополучных странах Центра. Растет количество безработных по всему миру. Эксплуатация пролетариата как в странах Центра, так и на Периферии ужесточается.
Капитализм подходит к своему историческому концу. В связи с этим глобальный монопольный Центр, пытаясь подавить сопротивление народов Земли, приобретает формы открытой фашистской диктатуры. В начале ХХ века мы столкнулись с фашизмом гитлеровского образца, только в планетарном масштабе.
Автоматизация производства, введение в промышленность роботов, сокращение производства сделало лишними миллиарды людей на планете.
Капиталистический мир вступил в жесточайший системный кризис. Капиталистические институты уже не справляются с управлением, которое становится все сложнее, экономическими и социальными системами. Капитализм мог развиваться путем экспансии. В ХХI веке стало некуда вести экспансию. Почти весь Земной шар охвачен капиталистическими денежными, потребительскими отношениями.
Сквозь пустые лозунги о демократии все ярче видна фашистская система: Центр (монополии, войска и правительства) и угнетаемая Периферия с прокураторами и гауляйтерами, окруженными вооруженными до зубов силовыми структурами.
Центром уже вынашиваются планы физического уничтожения всех «лишних» людей на планете. Раса и национальность перестали играть какое-либо значение. Геноцид «лишних» людей мы уже сейчас видим в демографической ситуации.
Страны богатого Центра вымирают. Процветает политика внедрения алкоголизма, наркомании, разврата народа. Все это ведет к деградации и гибели. Прирост населения Земли идет за счет Периферийных стран Азии и Африки, не в силу нормальной экономической обстановки, а в силу традиций.
Капиталистический Центр делает все, чтобы сократить население. Искусственно создаются продовольственные кризисы, голод, нищета, культивируются страшные болезни.
После реставрации капитализма в Украине по законам мирового капитализма страна отброшена на Периферию капитализма.
Все высокотехнологические, научные производства уничтожены или находятся в стадии уничтожения. Остались только предприятия по первичной обработке сырья или предприятия по добыче сырья. БОльшая часть населения Украины стала «лишней» и обречена на уничтожение. Программа геноцида уже запущена. Активно, через рекламу внедряется алкоголизм, разврат, беспринципность, культ потребительства.
Через правительственные программы внедряются новые наркотики, под видом борьбы с этим злом. Имитируя борьбу с эпидемиями болезней, смертельные болезни негласно распространяются. Как результат всех этих мероприятий марионеток капиталистического Центра Украина занимает первое место в Европе по смертности, заболеваниям СПИДа и туберкулеза, распространению алкоголизма и наркомании, первое место по количеству самоубийств и беспризорных детей.
Население Украины поставлено в рамки искусственно созданной борьбы за существование. Те, кто не смог противостоять пороку, проявил слабость обречены на деградацию и гибель, всем остальным уготована роль наемных рабов капитализма Центра.
Уже не существует национального крупного капитала. Он уже давно интегрирован в глобальный капитализм.
Сельское хозяйство находится в стадии стагнации. Крестьянство как общественный класс уничтожено.
Полностью разрушена передовая система образования, превратив наш народ в ограниченных и тупых субъектов.
Мы, коммунисты-революционеры, оценив скопившуюся ситуацию, считаем невозможным оставаться в стороне от борьбы.
Социальная основа нашей борьбы – промышленные наемные рабочие и сознательные инженеры промышленного производства.

НАША ПРОГРАММА-МИНИМУМ
Делится на две части, тесно взаимодействующие друг с другом:
1) организация борьбы рабочих против капиталистической эксплуатации
а) пропаганда и агитация в рабочей среде идеологии революционного марксизма;
б) организация активной классовой борьбы против капитализма;
в) создание боевых профсоюзов и боевых рабочих дружин;
г) создание Советов (Комитетов контроля) рабочих как альтернативной власти в стране;
2) организация активного сопротивления геноциду глобального Центра:
а) пропаганда и агитация наших целей – вывод страны и народа из сферы влияния глобального Центра;
б) создание Комитетов Сопротивления по всей стране, в каждом городе и населенном пункте;
в) начало активного партизанского сопротивления Центру.
Мы отдаем себе отчет, что с капиталистическим Центром и его марионетками в Украине невозможно договориться, невозможно уговорить остановить уничтожение населения, развязанное ими. Их невозможно победить на выборах.
Наша борьба ведется против беспрецедентно жестокого врага. Компромисс с ним невозможен.
Цель нашей борьбы – переход власти в руки восставшего народа и вывод страны из сферы влияния глобального капиталистического Центра путем:
1) национализации всей стратегической промышленности и передачи ее под жесткий рабочий контроль;
2) разрушения марионеточной государственной машины, роспуска ее силовых структур и передачи их под суд народного трибунала как преступных организаций;
3) полной политической амнистии;
4) жесткого контроля системы народного образования и средств массовой информации, запрещения на ТВ и радио рекламы пива, алкоголя, сигарет, запрета пропаганды культа секса, жестокости, всякой безнравственности;
5) Союза с братскими народами России и Белоруссии, со всеми антиимпериалистическими правительствами и народами в мире.

ПРОГРАММА-МАКСИМУМ
Создание высокотехнологического, социалистического, сетевого общества с внедрением кибернетических систем управления производством и компьютеризированным самоуправлением общества.

Вместо постскриптума: Проект тов. Яковенко прошел цензуру Службы Безопасности Украины и ГУИНа, почему и не является экстремистским! Приглашаем сотрудников спецслужб к широкому обсуждению и дополнению его своими проектами (шутка в духе времени).


Спасибо: 0 
Профиль
Жнец





Сообщение: 144
Зарегистрирован: 29.01.09
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.03.09 02:54. Заголовок: Moldovan пишет: Авт..


Moldovan пишет:

 цитата:
Автоматизация производства, введение в промышленность роботов, сокращение производства сделало лишними миллиарды людей на планете.


Это при капиталистическрм способе производства. А при социализме уменьшился бы рабочий день к примеру, о его уменьшениии в ближайшем будущем ещё тов.Сталин говорил.Moldovan пишет:

 цитата:
Центра Украина занимает первое место в Европе по смертности, заболеваниям СПИДа и туберкулеза, распространению алкоголизма и наркомании, первое место по количеству самоубийств и беспризорных детей.


Россия впереди! К сожалению.
Moldovan пишет:

 цитата:
Весь ХХ век мировой капитализм превращался из своей начальной империалистической формы в конечную форму – глобализм.


А что такое глобализм и в чём его ключевые отличия от империализма?
Moldovan пишет:

 цитата:
Создание высокотехнологического, социалистического, сетевого общества с внедрением кибернетических систем управления производством и компьютеризированным самоуправлением общества.


Отдаёт анархизмом и какими-то буржуазными псевдонауками.
Программа-минимум хороша, но мала.

Спасибо: 0 
Профиль
cccp
администратор




Сообщение: 1294
Зарегистрирован: 18.04.08
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.03.09 03:09. Заголовок: Жнец пишет: А что т..


Жнец пишет:

 цитата:
А что такое глобализм и в чём его ключевые отличия от империализма?


Империализм- это империя, имеющая национальные границы, ТНК- глобализм по определению не имеет четких нац границ.

Спасибо: 0 
Профиль
Moldovan
постоянный участник




Сообщение: 51
Настроение: агрессивное
Зарегистрирован: 15.02.09
Откуда: Советский Союз, в оккупации
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.03.09 13:00. Заголовок: Тов. Жнец, укра..


Тов. Жнец, украинский проект писал не я, а тов. Яковенко.

Спасибо: 0 
Профиль
Moldovan
постоянный участник




Сообщение: 52
Настроение: агрессивное
Зарегистрирован: 15.02.09
Откуда: Советский Союз, в оккупации
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.03.09 13:05. Заголовок: МОЛДАВСКИЙ ПРОЕКТ


Федор Кучеренко, 06.03.09
Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Пролетарi всiх краiн, еднайтеся!
Пролетарь дин тоате цэриле, уници-вэ!
Проект Программы Партии коммунистов-революционеров России, Украины и Молдовы.
1. Партия коммунистов-революционеров России, Украины и Молдовы – марксистско-ленинский, ленинско-сталинский авангард рабочих и всех трудящихся России, Украины и Молдовы, ставящий своей целью подготовку и осуществление в кратчайшие исторические сроки социалистической революции.
2. Идеология коммунистов-революционеров – марксизм-ленинизм-сталинизм, развитый идеями Мао Цзэдуна, Ким Ир Сена, Энвера Ходжи, современных российских, украинских, молдавских и зарубежных теоретиков и практиков, пролетарский интернационализм и, как его составная часть, советский патриотизм.
3. Конечные цели коммунистов-революционеров – всемирная социалистическая революция, образование Всемирного Союза Социалистических Республик, уничтожение классов и государственности, построение полного коммунизма во всем мире.
4. Стратегические цели – построение коммунизма в СССР при сохранении государства (в условиях капиталистического окружения, по И.В. Сталину), образование мировой социалистической системы.
5. Ближайшие (тактические) цели:
а) отстранение от власти в России, на Украине и в Молдове компрадорской буржуазии, ликвидация буржуазных режимов;
б) установление власти трудящихся (диктатуры пролетариата) в форме советской власти с образованием Российской, Украинской и Молдавской советских социалистических республик;
в) экспроприация основных средств производства (только после установления советской власти), установление государственной монополии на отдельные виды деятельности (внешнеэкономическую, банковскую, производство и сбыт алкогольной продукции), перевод народного хозяйства на рельсы директивного государственного планирования;
г) воссоздание Союза Советских Социалистических Республик в границах на 9 мая 1945 года, создание организаций экономической взаимопомощи и военно-политического сотрудничества социалистических стран.
6. Основа всей практической деятельности коммунистов-революционеров – принципы большевизма – учения В.И. Ленина об овладении государственной властью как о высшей форме классовой борьбы трудящихся.
7. Партия коммунистов-революционеров является неотъемлемой частью национального и международного коммунистического, рабочего, национально-освободительного и правозащитного движения, участницей Советского Революционного Движения 17 марта и единого антифашистского, демократического фронта политических партий и движений России, Украины и Молдовы против тоталитаризма и попрания прав человека.
8. Союзники коммунистов-революционеров – все политические силы, выступающие с революционных позиций против компрадорской буржуазии и ее обслуги.
Проект будет опубликован в газете «Совет рабочих депутатов».


Спасибо: 0 
Профиль
Moldovan
постоянный участник




Сообщение: 53
Настроение: агрессивное
Зарегистрирован: 15.02.09
Откуда: Советский Союз, в оккупации
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.03.09 13:19. Заголовок: К вопросу о патриотизме и к национальному вопросу.


Полагаю, что на национальном вопросе коммунисты-революционеры должны поставить жирную точку пролетарского интернационализма. Искусственное раздувание национального вопроса и в частности русского и еврейского вопросов, господствующее во всех без исключения коммунистических партиях и движениях России и СНГ, «автором» которого является ранний Зюганов (1993 г., см. статью главного идеолога русского великодержавного национализма Проханова «Патриоты за коммуниста» в газете «День»), льет воду на мельницу классового врага трудящихся – буржуазии, поскольку разделяет пролетариат по национальным квартирам. Для лучшего понимания проблемы предлагаю вниманию читателей отрывок из «Маленькой красной книжицы» выдающегося деятеля китайского и международного коммунистического, рабочего и национально-освободительного движения, основателя Китайской Народной Республики и одного из основателей Коммунистической Партии Китая, верного ленинца и сталинца товарища Мао Цзэдуна.

Федор Кучеренко
06.03.09

«Может ли коммунист, как интернационалист, быть одновременно и патриотом? Мы считаем, что не только может, но и должен. Конкретное содержание патриотизма определяется историческими условиями. Существует «патриотизм» японских агрессоров и Гитлера. Японские и германские коммунисты являются пораженцами в войнах, которые ведут их страны. Всемерное содействие тому, чтобы войны японских агрессоров и Гитлера закончились поражением, отвечает интересам как японского, так и немецкого народов; чем полнее будет это поражение, тем лучше… Ибо войны, ведущиеся японскими агрессорами и Гитлером, губительны не только для других народов мира, но и для народов их собственных стран. Иное положение в Китае. Китай является объектом агрессии. Поэтому китайские коммунисты должны сочетать патриотизм с интернационализмом. Мы – интернационалисты и в то же время патриоты; наш лозунг – сражаться за Родину против агрессора. Для нас пораженчество – преступление; бороться за победу в войне против японских захватчиков – наш непреложный долг. Ибо, только ведя войну в защиту Родины, можно разгромить агрессора и добиться национального освобождения, и только освобождение всей нации может привести к освобождению пролетариата и всего трудового народа. Победа Китая, разгром империалистов, предпринявших агрессию в Китае, поможет и народам других стран. Поэтому патриотизм в национально-освободительной войне – это осуществление интернационализма на практике»

Мао Цзэдун, «Маленькая красная книжица», «Патриотизм и интернационализм»


Спасибо: 0 
Профиль
Ответов - 66 , стр: 1 2 3 4 5 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 29
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет